Григорий Бирг, Как экономика побеждет политику или почему нам до сих пор не до конца отключили Интернет

Очевидно, что всего за пару последних лет государство
сделало большой шаг в деле усиления
регулирования
отечественной интернет-отрасли. В той или иной степени это
повлияло на все базовые свободы, которые давал Интернет своим пользователям:
доступ к информации из независимых источников, свободное общение и
распространение информации.

Если оглянуться на год-два назад, можно вспомнить несколько примеров
разного рода инициатив.

Например, еще в июле 2013 года Минкомсвязью были
опубликованы так называемые «Тезисы концепции развития мультисервисных сетей
связи общего пользования Российской Федерации». Опасения в документе у меня вызвал
тот факт, что осуществлять пропуск зарубежного интернет-трафика смогут только
некие федеральные операторы с соответствующими лицензиями, а «нефедеральным»
 придется с ними договариваться о подключении к трафику. Поскольку
 доля государственного Ростелекома на рынка широкополосного Интернета
составляет 41%, он может стать тем самым главным федеральным оператором.

Далее, стоит упомянуть закон о блогерах, вступивший в силу в
мае сего года. Он обязывает авторов интернет-ресурсов (сайтов, блогов и пр.) с
аудиторией «свыше 3000 пользователей в сутки» регистрироваться в Роскомнадзоре
и накладывает ряд ограничений на содержимое этих ресурсов. Сюда же нужно
отнести вступивший в силу в феврале 2014 года закон о блокировке сайтов без
санкции суда.

А уже в этом месяце один из депутатов Госдумы подготовил для
направления в Минкомсвязь запрос о создании решений для противодействия
«целенаправленному деструктивному воздействию» на российский сегмент Интернета
и обеспечения его автономной работоспособности. Суть мероприятий заключается в
подготовке к работе Рунета независимо от мирового Интернета по образцу КНР и
Белоруссии. Также участились нападки на иностранных игроков. Опять же один из
депутатов направил в МВД и прокуратуру запрос о проверке Google, которая «может
создать механизмы координации и финансовых потоков для участников уличных
беспорядков». Кроме того, поисковик, по мнению депутата, обладает персональными
данными пользователей, которые «могут быть представлены заинтересованной
стороне».

В принципе, мотив государства здесь понятен. Власть Интернета,
как поставщика неангажированной информации для населения уже огромна. Так, по
данным TNS, месячная аудитория Рунета сегмента «12 лет и старше» еще в начале
2014 года составила 76,5 млн человек и продолжает расти где-то на 8% в год. Для
сравнения: если конвертировать в сопоставимые показатели рейтинги всех видов
ТВ-каналов, то их месячная аудитория составляет около 110 млн человек. Только при
этом аудитория Интернета сосредоточена в основном в рамках наиболее
экономически активной и материально обеспеченной аудитории в возрасте 25-45 лет,
вдобавок проживающей преимущественно в больших городах.

В отличие от ТВ, в Интернете нельзя так просто ограничить
доступ новых игроков на рынок. Если в случае с эфирным и кабельным ТВ можно
просто не выдать лицензию или не заключить договор с кабельными операторами
(условно с тем же государственным Ростелекомом), то в Интернете такие механизмы
регулирования не работают. Поэтому не работает и стратегия государства по скупке
ключевых СМИ. Ведь если на ТВ-рынке скупить всех основных игроков, то новых физически
не может появиться, так что можно спокойно самостоятельно формировать нужную
сетку вещания. В случае же с Интернетом покупка крупных игроков дает лишь очень
краткосрочный результат, так как аудитория достаточно быстро перетекает от них
на новые ресурсы, в том числе и иностранные. Это делает такую стратегию
довольно дорогим удовольствием.

Так почему же государству просто не взять и запретить
Интернет в РФ? Ведь, например, с точки зрения пропаганды было бы гораздо более
эффективно отключить сеть, чем терпеть своеволие блогеров и независимых СМИ. Да
и сделать технически это вполне возможно. На самом деле, этот шанс уже давно
упущен. По словам президента РФ, доля интернет-экономики в 2013 году составила
8,5% от всего российского ВВП. При этом это самый быстрорастущий сегмент.
Отключение Интернета привело бы к последствиям пострашнее кризиса 2008-2009
года для экономики России. Я считаю, что именно поэтому на полноценную
блокировку Сети до сих пор не решились ни Китай, ни Белоруссия. Не решится на
это и Россия, тем более в период стагнации из-за санкционных войн с Западом и в
отсутствие институциональных реформ. Перспективы резкого усиления социальной
напряженности и снижения рейтингов власти просто не даст это сделать.

Примерно по этим же причинам я считаю что не стоит бояться
отключения Интернета и Западом при, допустим, усилении конфронтации. С одной
стороны, здесь имеются бизнес-интересы таких глобальных корпораций,
как Facebook, Google, Twitter и других, которые за счет
своего лобби не допустят посягательств на один из крупнейших европейских
рынков. С другой стороны, отключение нанесет урон экономике США, которая
является бенефициаром развития мирового Интернета, так как вышеупомянутые
крупные компании основную часть налогов платят у себя на родине.

На сегодня можно с уверенностью сказать, что в этом вопросе
экономические интересы побеждают политику. 

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: "Эхо Москвы"