Илья Абель, Меньше драйва

В
прошедшее воскресенье на Первом канале
в режиме нон-стоп рассказывалось о новых
передачах очередного телесезона. И вот
так совершенно случайно совпало, что,
когда Алена Апина обсуждала с Иваном
Ургантом музыкальный конкурс,
посвященный шансону, на канале «Россия
1» шла первая передача цикла «Наш
выход!». (Заметим, что очень удачно
выбрали на «России 1» время начала
песенного шоу и день : пока Первый
информировал о своих ближайших премьерах
и показывал фрагменты выступления
участников конкурса «Голос», второй
федеральный канал показывал новинку
своего вещания в действии. Да еще в День
города в Москве, когда приветствуются
народные гуляния и выступления артистов
как профессиональных, так и самодеятельных
в большом количестве. Главным образом,
поющих. Вот вам и результаты борьбы за
рейтинг!)

Первый
сезон вокального шоу «Наш выход!» на
канале «Россия 1» оказался очень
успешным. «Россия 1» представила зрителям
сразу несколько музыкальных премьер,
одну за другой. Но и на самом канале,
и среди подобных передач других
телеканалов — НТВ, Первого все-таки
«Наш выход!» смотрелся свежим и заводным
зрелищем.

На
подиуме выступали семейные коллективы.
Они пели душевно, держались чуть
скованно, но во всем, что они делали,
чувствовался заряд жизнерадостности,
а также — особая аура домашнего и не
только- семейного исполнительства. И
жюри, и наставникам , в роли которых
тогда выступали Стас Пьеха, Игорь
Саруханов, Валерия, достаточно нелегко
приходилось выбирать в каждом выпуске
передачи семью, которая по итогам
исполнения двух песен проходила сначала
в полуфинал, а потом и в финал вокального
первенства.

В
том, как все показывалось в проекте
, при наличии стилистов, режиссеров и
самих наставников, подготавливавших
своих участников к каждому выступлению,
ощущалось нечто настоящее, харизма
самодеятельного, которое буквально
на глазах зрителей в студии и перед
телеэкранами приобретало статус
профессионального.

Можно
не соглашаться с окончательным решением
жюри, которое выбрало в результате в
качестве победителей семью Калининых
— отца и двух его сыновей школьного
возраста. Потому, что любой выбор в
данном случае субъективный.

Но
все же, так сказать, в конце концов,
дело не в том, кто занял первое место и
получил половину миллиона в качестве
приза.

Каждое
воскресенье, пока шли очередные концерты
семейных ансамблей, можно было ощутить
позитив, совпасть с волной хорошего
настроения и почувствовать, что возможно
и самому , в принципе, стать участником
показываемого конкурса, вне зависимости
от результата выступления на нем. Со
всей очевидностью снова и снова
доказывалось, что петь для себя и для
других — здорово и здОрово.

Теперь
, как показала премьера «Нашего выхода
!» нового сезона , в нем вроде бы
сохранилось все то, что так радовало
прежде, но все же не совсем то.

В
наставниках в новом цикле конкурса
семейных вокалистов Стас Намин, Олег
Газманов и Юлия Началова. А это уже
несколько иной, чем год назад, уровень
общения с конкурсантами.

Ведут
сейчас выпуски «Нашего выхода !» Алексей
Чумаков и Юлия Ковальчук ( не так давно
на том же канале Юлия вместе с Игорем
Верником вела похожий конкурс «Один в
один!», а Алексей судил его участников
, будучи в составе жюри.)

Ясно,
что у Чумакова и Ковальчук больше
харизмы , профессионализма и опыта,
чем у Алексея Воробьева и дочери Валерии,
которые провели и достаточно успешно
первый сезон «Нашего выхода!».

Понятно,
что первым ведущим передачи чего-то
привычного уже не хватало , но их
ненаигранная искренность, их
доброжелательное отношение ко всем
выступавшим тогда в студии точно
совпадали с атмосферой и интонацией
передачи. И они в некоторой самодеятельности
своего ведения программ похожи были
на их участников, поскольку выступали
в не совсем обычной для себя роли. И
справились с нею -ведением конкурса-концерта
— достаточно прилично.

Но
дело даже не в смене ведущих. Если судить
по тому, каким открылся цикл «Нашего
выхода!», популярная и вполне заслуженно
передача стала обычнее, заорганизованней.
Например, появился третий конкурс
вместо двух , какие были в показах. В
заключительной части песенного
соревнования поют уже не семейные
коллективы в полном составе, а только
по одному представителю от семьи, так
называемые ,солисты, хотя состязание
имеет в виду именно коллективное пение.
И выпевают они по-своему не разные
песни, как до тог,, а одну и ту же, вместе,
то есть, получается своеобразное трио
соперников. И то , и другое нововведение
несколько утяжеляет впечатление от
увиденного, сбивает с ритма восприятия,
переводя конкурс в некую спортивную
нишу. Поэтому и удовольствие от звучащих
песен как-то микшируется, дробится и
усредняется.

Наставники
меньше говорят про своих и чужих
подопечных, не разбирают, как прежде,
особенности их манеры пения. И снова
ракурс зрелища переводится в сугубую,
почти чистую до банальности
развлекательность. А в итоге ушло то,
что радовало в «Нашем выходе!» от первой
до последней встречи в студии со всеми
участниками ее в прошедшем сезоне.
Прежде всего, явно теряется , пока не
полностью, но очень заметно , атмосфера
непосредственности происходящего,
открытые и естественные эмоции, настоящие
переживания и зрительские реакции.

К
слову, например, в том сезоне Воробьев
спрашивал после каждого выступления
певцов и певиц мнение о них у зрителей
в студии. Теперь звучат только мнения
профессионального жюри, так или иначе
связанного с «Русским радио», которое
поддерживает официально данный проект,
что влияет на окончательный выбор жюри,
ведь победители каким-то образом будут
в дальнейшем иметь дело с названной
радиостанцией в том или ином качестве.

Становится
все чевиднее, что размытыми остались
требования к участниками проекта.
Роман Емельянов, продюсер «Русского
радио», представленный в качестве
главного арбитра, говорит о том, что
важнее семейное взаимопонимание, наряду
с умением петь и держаться на сцене. Но
при этом, если судить по тому, какая
семья стала победителем первого выпуска
нового сезона «Нашего выхода!» , главным
оказался все же именно семейный дух,
поскольку другие семьи, участвовавшие
в передаче, пели лучше, качественнее и
сильнее. Да и песни у них выбраны были
сложнее в вокальном плане.

Короче
говоря, начало цикла «Нашего выхода! —
2» если не стало полным разочарованием,
то уже не может вызвать прежних приятных
впечатлений, заинтересованности,
пережитого восторга и удовольствия.
Это оказалось чем-то вроде выпусков
«Битвы хоров», прошедшей два раза и ,
кажется, с меньшим успехом, чем ожидалось,
на том же канале «Россия 1». Там усилия
создателей передачи сконцентрировались
на создании красивой картинки и
согласованности движений двадцати
участников команд из разных российских
городов. То есть, получился кивок в
сторону Первого канала, что повлияло
на ,собственно, песенную часть проекта
отрицательным образом, усреднило хоры
до неразличимости, отвлекая внешними
красотами и декорациями от содержания
песен и исполнения их

Видна
все яснее редакторская работа при
проведении кастинга, сценарные ходы,
которые бросаются в глаза, некоторая
заданность действия, развивающегося
как бы спонтанно на подиуме. (Юлия
Ковальчук, например, теперь берет
маленькие интервью за кулисами проекта,
что напоминает то, что делает Нагиев в
«Голосе» взрослом и детском на Первом
канале. Несомненно, что Юлия все увереннее
и раскованнее чувствует себя в роли
ведущей, но тут тот самый случай, когда
и некоторая неряшливость и самодеятельность
конферанса были бы уместны. Но уж про
Алексея Чумакова в роли модератора
проекта и говорить не приходится. Он
в данном амплуа проявляет себя очень
свободно и легко, но все же выглядит
слишком правильно и даже манерно. Не
говоря, пародийно в своем новом имидже,
каким смотрелся Игорь Верник в облике
Кончиты Вурст, победившей недавно на
«Евровидении». )

На
еще один момент стоит обратить внимание:
некую политизированность проекта,
которая кажется не совсем политкорректной
в одном случае. Слушая представление
участников «Нашего выхода!», обратил
внимание на то, что одна семья приехала
из Караганды, а другая — из Луганска.

То,
что , изначально российский телеконкурс
, приобретает черты международного,
очень даже хорошо. Но тут есть два «но»:
во-первых, он еще не до конца побыл
только российским песенным марафоном,
еще только устанавливается, как
долгосрочный проект с возможностями
развития и расширения. И , во-вторых,
потому , что кажется рано и поспешно со
второго сезона переводить его в статус
международного, повторяя то, что давно
состоялось в «Минуте славы» на Первом
и на «Новой волне».

Это
то, что касается участников из Казахстана.

Совсем
иное можно отметить в связи с тем, что
в «Нашем выходе!» будет , наряду с другими
, петь семейный ансамбль из Восточной
Украины. Из тех мест, где идут боевые
действия, где гибнут как военизированное
ополчение, так и мирное население.

Может
быть, имелось в виду, что , несмотря ни
на что, жизнь продолжается, и люди хотят
жить, а, значит, и петь — под пулями и
под взрывами авиационных и иных бомб.
Но все же представляется, что луганчане
на подобном мероприятии не должны
выступать, не потому, что плохо станут
петь. А потому , что их пение на фоне
боев и смертей в их родных местах не
совсем политкорректно. Еще хуже будет,
если, так сказать, именно из-за
политизированности выступления этой
семьи этих участников проекта будут
тянуть в полуфинал и в финал. Что со
стороны окажется не совсем добросовестным
действием. И вызовет упрек в необъективности.
Хотя выступившие уже участники от своего
имени, или по совету создателей передачи
сказали на камеру, что главное —
возможность выступить, победить свое
волнение, показать себя и услышать
мнение профессионалов и аплодисменты
зрителей. Но, даже если все и так, как
говорится, все равно не совсем правильно
здесь и сейчас показывать вокальное
мастерство. Не данной конкретно семьи,
как вы понимаете, потому что вообще по
моему частному и сугубо личному мнению
выступление в шоу не слишком уместно.

Это
то, что связано с заведомой
политизированностью названного проекта.
Политизированность была и раньше, но в
том смысле, что нужно пропагандировать
культуру бытия. В том числе, и через
пение. Навязываемая таким ладом
публицистичность явно перегружает
программу, поскольку посыл ее —
воспитательный. Как выразился один из
членов жюри -петь не в застолье , а на
сцене.

Вот
какие мысли пришли в голову после
знакомства с возобновленным телепроектом
канала «Россия 1».

Безмерно
станет жаль, если на редкость удачный
и востребованный телепродукт погубит
именно телевизионная рутина. Но по
вступлению в него пока к тому все и
идет.

Однако,
вдруг еще можно что-то изменить, вдруг
следующие выпуски «Нашего выхода!»
окажутся немного живее, другими,
искренними и достоверными. И прекрасную
идею домашнего по определению
выступления в студии удастся все же
спасти от вписанности в усредненный
формат и скороговорку шлягерности.
Именно это более чуждо природе и
характеру семейного пения с его
добросовестностью и самоотдачей.

Или
уже нет , ведь проект запущен. Да, и ,
наверное, уже снят до финала, так что
ничего уже исправить не удастся, нельзя,
никак не получится, к сожалению.

Программа
«Наш выход!» для отечественного ТВ уже
стала жар-птицей. И полууспех ее будет
равносилен провалу.

Ну,
что ж, увидим в последующие выходные
следующие выпуски понравившейся
передачи. Вот тогда и сверим свои
прогнозы с тем, что нам покажут на
канале «Россия 1» по названием, почти
похожим на бренд .

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: "Эхо Москвы"