Дмитрий Меньшиков, Не следует путать Россию и Путина. По мотивам украинского кризиса.

Сегодня часто можно встретить обвинения в том, что «Путин втягивает Россию в войну». Вопрос войны и мира чрезвычайно важен, поэтому стоит рассмотреть ситуацию поподробнее.

Сначала мне кажется важным отметить вот что: если вам не нравится позиция России по Украине, у вас претензии не к Путину, у вас претензии к самой России. Это как написал Макаревич: «Моя страна ушла на войну», правда, на мой взгляд, она никуда не ушла, это война пришла к ней, а страна её уже встретила, как встречала всегда, лицом к лицу, глаза в глаза. Но именно страна, не Путин.

И тут кажется правильным коснуться «феномена Путина», который, на самом деле, никакой не феномен, а вполне себе историческая закономерность, с известной спецификой, обусловленной как особенностями страны, так и особенностями лидера. Специфика заключается вот в чем: Путин — разведчик, он умеет сливаться с социумом, умеет быть незаметным, это особые данные и особые навыки, он умеет понять, что нужно человеку и вести себя соответственно. Рейтинг доверия Путину в последнее время держится около 70%, если кто-то думает, что это результат работы СМИ, и 70% населения думают так, как того хочет от них Путин, он очень сильно ошибается. Это просто Путин действует как хотелось бы 70% населения России, СМИ конечно здесь помогают представить ситуацию в «правильном» свете, но ни в коем случае не формируют её целиком. Собственно, такова особенность любого успешного авторитарного лидера, если у него нет дара «чувствовать народ», он не продержится долго и не будет успешным и эффективным. Это вариант неформальной «обратной связи», которая в условиях идеальной выборной демократии предельно формализована, а на практике бывает формализована лишь частична. Никакой народ не будет долго терпеть неугодного ему лидера, в случае необходимости реализовав свое неотъемлемое «право на восстание», в то же время формальные процедуры, с помощью которых лидер получает власть, народу не особенно важны. Главное — соответствие текущей политики ожиданиям народа. Как бы трудно ни было признать это сторонником черно-белого мышления, бывает и так, что авторитарная власть более чутко реагирует на чаяния народа, чем избранная демократически, а выборную демократию тоже можно превратить в балаган, в котором избиратель фактически не сможет существенно повлиять на расклад сил среди политической элиты. Впрочем, это предмет отдельного исследования. И как раз украинский кризис даст для него немало материала.

Вернемся к ситуации вокруг Украины. У государства есть всего три основных функции: защита своего народа, реализуемая армией, разрешение споров, реализуемое судами, и защита добропорядочных граждан от преступников, реализуемая полицией. Так сложилось исторически, что для России военная функция всегда была основной, протяженная граница и неспокойные соседи сформировали именно такую расстановку приоритетов, Александр III утверждал даже, что верных союзников у России всего два — её армия и флот. К примеру, на островных государствах бывает по-другому, скажем, в Великобритании и США упор на судебную систему очень заметен, не случайно инвесторы со всего мира подчиняют свои сделки британскому праву и переводят в юрисдикцию судов Королевства и США. Нельзя сказать, что одно лучше другого, просто разные исторические условия формирования привели к различным приоритетам у разных народов. Иметь сильную армию, могущую защитить себя и своих союзников — безусловный приоритет для русских, с самых первых времен формирования своего этноса знакомых с кровавыми, разрушительными нашествиями иноземцев. Даже Ельцин, будучи довольно про-западным политиком, направил десантников в Приштину, поставив Россию на грань войны в НАТО. Он сделал это ровно потому, что глава России не мог в такой ситуации никак не среагировать. Операция военного прикрытия референдума в Крыму, получившая народное обозначение: «Вежливые. Русские. Твои.» являлась почти 100% попаданием в русскую ментальность, и именно поэтому вызвала взрывной рост доверия к Путину, а вовсе не была, как некоторым хочется представить «причудой» Путина, навязанной народу посредством СМИ. У меня лично нет сомнений, что, если бы власть в России формировалась бы более публично и на более конкурентной основе, позиция России в украинском вопросе была бы куда жестче, а российские войска, вероятно, стояли бы по крайней мере по Днепру. Потому что такую выдержку перед постоянными провокациями может проверять лишь лидер, не опасающийся внутренней политической конкуренции, и потому имеющий большую свободу внешнеполитического маневра.

Так что всем, кто осуждает «излишне воинственную» позицию России в украинском кризисе, следует понимать, что Россия в принципе не могла оставить без помощи своих соотечествеников, веками живших в России и затем, по историческому недоразумению оказавшихся в другом государстве, которое к тому же пошло на них войной. Если бы не Путин с его стремлением решать все вопросы мирно и гигантским кредитом доверия, российская армия давно бы перешла границу и подавила бы все точки, с которых обстреливались мирные города, в необходимых случаях подавляя ПВО, и уничтожая бронетехнику и авиацию карателей раньше, чем ей удавалось бы нанести реальный вред населению Юго-Востока, и контролировала по меньшей мере всю территорию Новороссии. Причем это было бы сделано не взирая на возможные последствия, которые по определению не могут быть слишком серьезными для ядерной державы, занимающей 6-ю часть суши, располагающей гигантскими ресурсами и расположенной в центре самого густонаселенного и развитого континента. Только Путин с его стремлением договариваться мирно и гигантским кредитом доверия может раз за разом «сливать Новороссию» без катастрофических электоральных последствий. В противныом случае никто бы не смог объяснить русским, зачем им такое государство, которое не может пресечь геноцид соотечественников, осуществляемый буквально «за забором». Так что людям, полагающим поведение России в отношении украинского конфликта излишне жестким, следует признать, что их оппонентом (и объектом неприязни) является не Путин, а Россия как государство и русские как народ, потому что в данной истории Путин лишь выражает волю большинства россиян. Это будет честно.

И пожалуйста, не нужно представлять такую русофобскую и антироссийскую позицию как якобы следствие либеральных убеждений. Ложность этого тезиса я уже подробно разбирал. Нет решительно ничего либерального в том, чтобы умереть и завещать всё своё имущество «белым господам», как это происходит сейчас на Украине. Либерализм, как стремление к свободе, требует от своего адепта во-первых быть живым, во-вторых быть сильным. Демократия, — как говорил Бенжамин Франклин, есть пространство договоренностей независимых, вооруженных мужчин. Это справедливо как для индивидуума, так и для государства. Главной же проблемой тех, кто в России привык именовать себя «демократами» является как раз то, что они полностью игнорируют мнение народа России, по причине несовпадения с их собственным, и именно потому, а вовсе не в результате чьей-то злой воли, на выборах неизменно демонстрируют результаты, с трудом отличимые от статистической погрешности.

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: "Эхо Москвы"