Андрей Балабан, Об «одностороннем» договоре дарения, изобретённом московскими судьями; и о «порядке надзора»

Постановлением мирового судьи судебного участка №379 Пресненского района города Москвы от 29 апреля 2013 года Ассоциация некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «Голос» (далее — Ассоциация) была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.34 КоАП РФ. Ассоциации было назначено административное наказание в виде штрафа в размере 300 000 (триста тысяч) рублей.

Всё началось 13-го декабря 2012 года, когда Норвежский хельсинкский комитет (далее — НХК) перечислил в адрес Ассоциации денежные средства в размере 308 810,63 (триста восемь тысяч восемьсот десять рублей 63 копейки) с назначением платежа: «Donation Sakharov Freedom Award 2012» (Дарение Премии Свободы имени Сахарова), которые поступили на транзитный счёт ассоциации.

Хельсинкский Заключительный Акт о безопасности и сотрудничестве в Европе правопредшественник России, СССР, подписал ещё во времена Брежнева в 1975 году. Казалось бы: как вообще можно стыдить российскую организацию Премией имени нашего великого соотечественника Андрея Дмитриевича Сахарова, присуждённой Норвежским хельсинкским комитетом, называя её за эту премию «иностранным агентом»? Это же стыд и позор на весь мир.

Но таковы нынешние времена — правозащитная организация, получившая хоть копейку из-за рубежа, тут же обязана добровольно заклеймить себя «иностранным агентом» — либо быть оштрафованной. Таково право современной России, сформированное парламентом нашей страны, избранного все знают как и кем.

Решение по административному праву может быть оспорено в районном суде. Ассоциация оспорила. Но не по тому основанию, что премия имени нашего великого соотечественника — это не заработок, а почесть и потому не делает Ассоциацию «иностранным агентом» — здесь все уже смирились с тем, что Госдума записала в законе: лишь открытые акционерные общества, принадлежащие государству, могут получать сколь угодно много из-за границы — они никогда не будут признаны «иностранными агентами». Скажем, получение ОАО «Роснефть» десятков миллиардов долларов аванса от Китая не делает её, Роснефть, «агентом Китая» — а вот премия в несколько тысяч евро от некоммерческой организации Норвегии абсолютно точно превращает некоммерческую организацию в «иностранного агента».

Тут спорить не о чем — это именно то право, которое установил законодатель по просьбе В.В.Путина, когда тот в 3-й раз стал президентом РФ. Ассоциация безуспешно ссылалась на то, что пожертвование представляет собой «договор дарения» по гражданскому праву. Каковой не считается заключённым, если одариваемый отказался от подарка.

Ведь деньги поступили на транзитный счёт, распоряжаться которым Ассоциация не имела возможности. А затем Ассоциация дала банку указание ВЕРНУТЬ подарок/пожертвование дарителю — что банк и исполнил.

Но анонимный судья судебного участка № 379 Пресненского района города Москвы не стал устанавливать, был ли в действительности заключён договор дарения между Ассоциацией и организацией в Норвегии — хотя Ассоциация делала на этом упор. Цитирую решение от 01.09.2014г.: «… мировой судья отклонил довод стороны защиты о том, что денежные средства, поступившие от НХК на транзитный счёт Ассоциации в качестве дара, последней не были и не могли быть использованы, так как на её текущие (валютный и расчётный) счета не поступали и ещё до составления протокола об административном правонарушении были возвращены отправителю как ошибочно перечисленные.»

Точно так же поступил другой анонимный судья из Пресненского районного суда города Москвы 14 июня 2013 года. И всё — институт «договор дарения» из двустороннего превратился в односторонний в гражданском праве. С 14 июня 2013 года двумя судьями РФ договор дарения признавался односторонней сделкой: достаточно кому-то перевести на ваш счёт «подарок» и независимо от того, примете вы подарок, или нет — договор дарения заключён.

Неприличный прецедент, отменивший двусторонность договора дарения, был отменён лишь 1-го сентября 2014 года в порядке надзора заместителем председателя Мосгорсуда Базьковой Е.М. Тут необходимо пояснить, что такое четвёртая инстанция «в порядке надзора».

Европейский суд по правам человека с 90-х годов настаивал на отмене в нашей стране 4-й инстанции — «порядка надзора». Дело в том, что во всех цивилизованных странах судебных инстанций максимум 3:

1. Первая инстанция.
2. Апелляция.
3. Кассация.

Большевики во главе с «юристом» Ульяновым убрали апелляцию к чертям собачьим. Но двух оставшихся инстанций оказалось недостаточно — и потому в СССР появился пресловутый «порядок надзора», не имевший временных ограничений. В результате вроде бы вынесенное в последней, кассационной инстанции решение (в которой пересматриваются, кстати, только вопросы права обстоятельства дела в кассации пересматривать нельзя) могло «в порядке надзора» быть пересмотренным через много лет, а то и десятилетий. Из-за «порядка надзора» никто не мог быть уверен, что, допустим, его оправдание судом не превратится через много лет в его осуждение «в порядке надзора».

В постсоветское время удалось ограничить «порядок надзора» максимум годом (и даже меньше). Вновь была возрождена апелляционная инстанция (вначале в системе арбитражных судов, а теперь и в системе судов общей юрисдикции). Но не везде — в делах об административных правонарушениях апелляционной инстанции нет. А потому в административном судопроизводстве невозможно отказаться от постыдного «порядка надзора».

 

  

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: "Эхо Москвы"