Караваева Елена, Досрочное голосование. Театр абсурда

 Голосование в разгаре. Пора озвучить промежуточные итоги.
Как известно, досрочное голосование в МГД вернулось к нам в июне этого года. Распоряжения, письма и рекомендации сыпятся как из рога изобилия по сей день. Так как выборы в этом году в единый день голосования проводятся практически во всех регионах России, информация о них уже вовсю распространяется в соцсетях. Позволю себе упомянуть то, что не укладывается в рамки здравого смысла. А так хотелось надеяться!
   Законом предусмотрено, что голосование в рабочие дни может продолжаться не менее четырех часов, начиная с 16. Логично. Вряд ли есть работодатели, которым понравится, что работник манкирует своими трудовыми обязанностями в пользу досрочного голосования. Тем не менее, в г. Королеве Московской области который день голосуют с 10 утра, даже письма Мособлизбиркома им не указ. Но про Королев, надеюсь, будет отдельный рассказ.
Каждый день в помещении избирательной комиссии дежурные члены с правом решающего голоса должны получить бюллетени по ведомости, а по окончании голосования вернуть неиспользованные. Да вот незадача — какие только бланки не предусмотрены законодательством и Методическими указаниями, кроме упомянутой ведомости. До сих пор на всех участках по этому поводу кипят страсти. Где-то члены комиссий кормят наблюдателей обещаниями, где-то составили от руки, где-то разработали самостоятельно одну ведомость на все дни досрочного голосования, где-то нашли другой, более изящный выход из создавшегося положения. При этом особого смысла в такой ведомости нет. Голосование, в основном, проходит в кабинетах территориальной избирательной комиссии, где в сейфе хранится вся документация. Получается, что дежурные члены комиссии должны выдавать бюллетени сами себе.
  После того, как избиратель сделает свой выбор, бюллетень помещается в конверт, на котором ставятся  подписи членов комиссии и наблюдателей. Каково же было изумление последних, когда время от времени они наблюдали, как члены ТИК просили избирателей поставить свою подпись на склейке конверта. Тайна голосования, говорите? Оказалось, это делалось согласно устному распоряжению куратора МГИК — не единственному незаконному.
  Список уважительных причин, по которым избиратель может проголосовать досрочно, открыт. При толковании этой нормы закона законодателями, кураторами и исполнителями логика отсутствует напрочь. Если членам комиссии такая причина покажется неуважительной, они отказывают избирателю и предлагают прийти на следующий день, после  того, как по этому поводу соберется заседание комиссии.
  Кураторы МГИК пошли ещё дальше. В соответствии с их распоряжением члены комиссий требуют у избирателей подтверждающие документы. В некоторых ТИК избиратели уходят не солоно хлебавши. Походя нарушается ст. 2 Конституции РФ — «человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Подходящая  статья есть и в Уголовном кодексе — «совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан» (ст. 286 гл. 30).
В других ТИК проголосовать дают, только следом пишут объяснительные, гордо именуемые Актами, об отсутствии подтверждающих документов. В законе такое требование отсутствует! А МГИК обязал — устно, со слов членов ТИК.
  Надо сказать, что ситуация меняется. Избиратели приходят подготовленные: с выписками из приказов на отпуск, со справками о направлении в командировку, бегают домой за путевками и проездными билетами, предоставляют для копирования удостоверения членов территориальных и участковых избирательных комиссий. Однажды член ТИК вошел в раж и пошел звонить начальнику избирателя — сотрудника ГУИС. Вернулся с телефонной трубкой, сунул избирателю, тот выслушал, развернулся и ушел, так и не проголосовав. Бумажки не было, и, наверно, не пообещали. Иногда оправдательные документы доносят, присылают по e-mail и факсу. Члены ТИК звонят и напоминают.
 Справедливости ради стоит упомянуть и тот факт, что избиратели нынче тоже не лыком шиты. Просят справки о том, что проголосовали досрочно — по месту требования. Ссылаются на нависшую над ними угрозу увольнения. Как правило, получают — на бланке, с подписью и печатью. Все по-взрослому. Неважно, что законом не предусмотрено.
  А сколько людей задействовано в обеспечении процесса досрочного голосования!
  Минимум два члена комиссии выдают бюллетени. Сисадмин ГАС Выборы сканирует и передает во МГИК данные по количеству проголосовавших в разрезе по участкам. (Только на сайте МГИК этих данных почему-то нет — приведена только общая цифра. Ещё не решили, как поступить? Добавить? Убавить?) Сотрудники Управы, брошенные на подмогу, сканируют и передают в Префектуру все заявления и подтверждающие документы. Без Префектуры выборов не бывает? В случае отсутствия таких документов ещё один сотрудник составляет Акты (объяснительные) и, наверно, тоже отсылает, куда следует, отсканированные копии. При этом подтверждающие документы упоминаются в законе в контексте «при наличии», а объяснительные законом не предусмотрены! Составляется и передается в произвольной форме и перечень причин, по которым избиратели не смогут прийти на выборы 14 сентября. 
  Диагноз, вынесенный в заголовок, самое мягкое, что себе позволяют члены комиссий по поводу досрочного голосования. В некоторых ТИК  членов комиссий доводят до слез. Потому, что не пошли на сделку с совестью, или потому, что вынуждены? История умалчивает.

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: "Эхо Москвы"