Николай Лыков, #ДорогойАртемий

Ложные потребности –

те, которые навязываются индивиду

особыми социальными

интересами в процессе его подавления:

это потребности,

закрепляющие тягостный труд, агрессивность,

нищету и

несправедливость. Утоляя их, индивид может чувствовать

значительное

удовлетворение, но это не то счастье, которое следует

оберегать и

защищать, поскольку оно сковывает развитие способности

распознавать недуг

целого и находить пути к его излечению.

Результат – эйфория

в условиях несчастья.

Большинство

преобладающих потребностей (расслабляться, развлекаться,

потреблять и вести

себя в соответствии с рекламными образцами,

любить и ненавидеть

то, что любят и ненавидят другие)

принадлежат именно к

этой категории ложных потребностей.

 

Герберт Маркузе.

«Одномерный человек»

 

 

Не о том судачим, братцы. Приехал

Артемий Лебедев, показал Саратову рисунок, как сразу все – от безусых

хипстеров в Фейсбуке до мастодонтов губернской политики – бросились жадно

обсуждать картинку. А поскольку дизайнер не уличен в бескорыстии, то заговорили

не только о патриотизме и эстетике, но и от чьих щедрот сей праздник был

устроен.

В художестве, по дерзкому велению

автора названном «туристическим логотипом», увидели ключ, наручники,

букву «В», но не заметили стержня – сама шумиха искусственно и

настойчиво подогревается. Гремят сюжеты на ТВ, зубоскалят ведущие на радио,

беснуются сочинители фотожаб в подконтрольных сетевых пабликах – все напоминает

хорошо спланированную кампанию.

Маркузе называл такое

«производством ложных потребностей», мы можем конкретизировать и

упростить: нам, как малым и неразумным детям, вручили пустышку, которая должна

отвлечь нас от беспокойства. Чтобы не плакали и не возмущались по поводу

выборов, #дорогойнабережной, коррупционных скандалов, разбитых дорог и роста

цен. А заодно и понаблюдать – кто и как из элитки отреагирует. 

Технология отвлечения внимания

изобретена еще в ветхозаветные времена, но не утратила своей силы и

убедительности, а главное – практического значения для политики.  Навскидку вспоминаются недавние пустышки

вроде объединения Саратова с Саратовским районом или Энгельсом, замены памятника

Ленину на монумент Николаю II,

переименования улиц, строительство канатной

дороги и прочих сумасбродных прожектов.

Пустышки – возможность для

личного пиара, хлеб для проходимцев и симулянтов. Наивные уверуют в буржуазную

демократию и великодушие власти, циничные сколотят политический капиталец, а

правдолюбцы вновь почувствуют себя обманутыми. В этой игровой модели всегда

держат верх заказчики и организаторы.

Кокетство с народом содержит в

себе одну особенность: подпевалы власти вынуждены представать перед публикой в

подлинном обличье – так они оправдывают свою необходимость. И вот уже из

гардероба достаются шутовские колпаки и платья, а в речи сквозят узнаваемые

интонации сюзерена.

Не стала исключением

многоголосица вокруг творения Лебедева. Лейбл «Люблю

бывать в Саратове» безошибочно ранжировал экспертное сообщество, определив

близость к тому или иному лагерю: так мем превратился в суррогат политики.

Правительственные забили в набат:

узрели в ключе на логотипе «двустволку» и намекнули на бесцельную

трату казенных средств. Иные с прискорбием не обнаружили любимых сердцу

стерлядку, гармошку и консерваторию. Город в ответ заговорил устами блогеров и

медийных адвокатов: дескать, современно, стильно, интеллектуально, патриотично.

Дискуссия достигла такого

градуса, как будто от нее зависит историческая судьба областного центра. Было

бы смешно, если не видеть в этом очередной экзамен для общественного мнения,

задуманный на случай резкого обострения противоречий между Первомайской и

Московской.

Политический характер всеобщей

болтовни очевиден, ведь мало кто задался элементарным вопросом: а как этот

«туристический логотип» будет способствовать привлечению самих

туристов в Саратов? «Ключ» к нашему городу и региону надо искать не

на картинке московского дизайнера, а в другом месте: в развитой инфраструктуре

и чистых улицах – словом, в том, что нынче в дефиците.

Лучше бы уж Артемий сыграл от

противного: нарисовал, к примеру, речной вокзал в виде гигантского пылесоса или

стиральной машины, а местный аэропорт образно представил на бумаге надутым

шаром, украшенным профилем Аркадия Евстафьева. Параллельно увековечил бы в

безнадежно-сером цвете село Лох как недосягаемый курортный идеал мечтательного

губернатора. Наконец, начиркал бы карикатуру на новую набережную: вместо

провалов – братские могилы с недвусмысленной эпитафией «Жертвы

коррупционного режима». Разумеется, для пущего пропагандистского эффекта и

наглядной социальной рекламы.

Тогда бы уж никто не сомневался в

том, что студия Лебедева может работать исключительно бесплатно в обмен на

масштабный промоушен.

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: "Эхо Москвы"