Дмитрий Скворцов, Минский протокол: Путин — Порошенко — 5:0

Итак,
по итогам нашего разбора «мирного плана Путина», можем
свидетельствовать об очередном его гроссмейстерском ходе в «новороссийской
партии». Президент РФ таки «не слил Донбасс», при этом умудрившись выступить пред
«всем прогрессивным человечеством» миротворцем. Мирный зачин руководителя главы
«страны-агрессора» — вынужден был признать даже Порошенко, отдавший приказ
начальнику генштаба ВСУ прекратить огонь, в первую очередь «исходя из призыва
Президента России Владимира Путина»
.

Впрочем, Петр Алексеевич не был бы украинским
лжепрезидентом, если бы в своем заявлении обильно не приврал. Призыв Путнина он
назвал адресованным лишь «к руководителям незаконных вооруженных формирований», тогда как
последний обращался ко всем сторонам конфликта«. Также причиной прекращения
огня было названо «подписание протокола на заседании Трехсторонней контактной
группы по имплементации Мирного плана Президента Украины», хотя название группы
формулируется «несколько» иначе. А именно «Трехсторонняя контактная группа относительно
совместных шагов, направленных на имплементацию Мирного плана президента
Украины Петра Порошенко и инициатив президента России Владимира Путина». По
факту же «Мирный план» Порошенко был
обнародован
лишь спустя двое суток после «инициатив» Путина. Да и тот — на
саммите… НАТО.

Давайте сравним планы Путина
и Порошенко с итоговым протоколом минских консультаций, дабы выяснить, чья позиция
оказалась убедительней — непосредственного командующего бойней участника
конфликта или «агрессора», запятнанного распоряжением о гуманитарном конвое.

По пунктам:

Путин: Прекратить активные
наступательные операции вооружённых сил, вооружённых формирований, ополчения
юго-востока Украины на донецком и луганском направлениях. Исключить применение
боевой авиации против мирных граждан и населённых пунктов в зоне конфликта.

«Миротворец«
Порошенко
о прекращении огня вообще не говорит.

Итоговый
протокол:

Обеспечить немедленное двустороннее прекращение применения оружия.

1:0 В ПОЛЬЗУ
ПУТИНА.

Путин: Отвести вооружённые
подразделения силовых структур Украины на расстояние, исключающее возможность
обстрела населённых пунктов артиллерией и всеми видами систем залпового огня.

Порошенко: Разоружение. Вывод
незаконных вооруженных формирований.

Итоговый
протокол:

Вывести незаконные вооруженные формирования, военную технику, а также боевиков
и наемников с территории Украины.

Несмотря на невнятную формулировку выпускника факультета
международных отношений и международного права (Разоружение кого? Когда? При
каких условиях?), представители ополчения, судя по протоколу, с радостью
хватаются за «разоружение», что отражается в части резолюции о «выводе военной
техники с территории Украины». Вот вам и буферная зона (еще одно определение
того же дипломированного дипломата пунктом ниже) в виде сплошь
демилитаризолванной Украины. Понятно, что переговорщики со стороны Украины
имели в виду несколько иное. Но это уж их проблемы. Вернее, вопрос квалификации
украинской дипломатии. Как видим, в данной части при формальном удовлетворении
требований Порошенко, представители ДНР и ЛНР «творчески» (вернее,
пространственно) развили пункт Путина.

Что же касается «незаконных вооружённых формирований»,
то, как подсказывает элементарная логика, представители ДНР и ЛНР свои армии
такими по определению назвать не могли. Следовательно, имеются в виду иные
структуры. Какие? Ответ дала украинская нацигвардия устами своего самого
знаменитого спикера, поклонницы
Гитлера
Билозэрськой:

та кто тут терористы

«Наёмниками» добровольцев из РФ, Польши, Франции и
т.д., воюющих по разные стороны линии фронта, тоже никак не назовешь.
Следовательно, речь идёт только о частных военных компаниях (ЧВК). А таковые «засвечены» только
со стороны Украины.

ТАК ЧТО 2:0

Путин: Предусмотреть осуществление
полноценного и объективного международного контроля за соблюдением условий
прекращения огня и мониторингом обстановки в создаваемой таким образом зоне
безопасности.

У Порошенко,
без конца вопящего о нарушении российскими войсками украинской границы,
упоминания о международном контроле нет. Хотя кому как не «жертве» в данном
случае такой международный контроль выгоднее? Его «агрессор» великодушно и
предлагает.

Итоговый
протокол
:
Обеспечить мониторинг и верификацию со стороны ОБСЕ режима неприменения оружия.
Обеспечить постоянный мониторинг на российско-украинской государственной
границе и верификацию со стороны ОБСЕ с созданием зоны безопасности в
приграничных районах Украины и Российской Федерации (у Порошенко это некая
десятикилометровая буферная зона на украинско-российской государственной
границе, непонятно между кем и чем, — Д.С.).

3:0

Путин: Организовать обмен
насильственно удерживаемых лиц по формуле «всех на всех» без каких-либо предварительных
условий.

Порошенко: Освобождение от уголовной
ответственности тех, кто сложил оружие и не совершил тяжких преступлений.
Освобождение заложников.

Итоговый
протокол
:
Немедленно освободить всех заложников и незаконно удерживаемых лиц. Принять
закон о недопущении преследования и наказания лиц в связи с событиями, которые
произошли в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины.

Как
мы уже отмечали
, путинская формулировка «насильственно удерживаемые лица»
вместо «пленные» означает, что речь идет и о гражданских участниках «Русской
весны» (журналистах, активистах и рядовых участников митингов), которых хунта
именует точно так же как и ополченцев Новороссии — террористами, экстремистами
и сепаратистами. Более того, «насильственно удерживаемые лица» понятие более
объемлющее нежели порошенковские «заложники» (притом, что никаких заложников у
обеих сторон нет — никто ведь не шантажирует никого условиями освобождения того
или иного задержанного). По логике Петр Алексеевич называет пленных,
захваченных «террористами» (ведь никто иной против доблестной украинской армии
не воюет). Как бы там ни было, порошенковы вероятные «заложники» + незаконно
удерживаемые хунтой лица = путинские «насильственно удерживаемые».

4:0

Что же касается «недопущения преследования лиц в
связи с событиями, которые произошли в отдельных районах Донецкой и Луганской
областей Украины», это означает, что украинским судам и прокурорам не дано
право решать, кто из ополченцев совершал «тяжкие преступление», а кто —
«нетяжкие»; кто сложил оружие, а кто решил повременить. Кто-то возмутится: но
таким же образом избегают ответственности и каратели! Согласен. Но потому, наверное,
Путин подобный пункт и не предлагал. Все вопросы — к представителям ДНР ЛНР,
подписавшим данный пункт. Хотя, если исходить из реалий, выполнение путинского
«всех на всех», означает, что никакие уголовные преследования просто физически
невозможны.

Путин: Открыть гуманитарные
коридоры для передвижения беженцев и доставки гуманитарных грузов в города и
другие населённые пункты Донбасса — Донецкую и Луганскую области. Обеспечить возможность направления в
пострадавшие населённые пункты Донбасса ремонтных бригад для восстановления
разрушенных объектов социальной и жизнеобеспечивающей инфраструктуры, оказания
помощи им в подготовке к зиме.

Порошенко: Гарантированный коридор для
выхода российских и украинских наемников.

Итоговый
протокол
:
Принять меры для улучшения гуманитарной ситуации на Донбассе.

Согласитесь, путинская забота о беженцах и
блокадниках имеет куда большее отношение к гуманитарной ситуации, нежели
порошенково радение о наёмниках.

5:0

На этом предложения Путина закончились.

А в какой же мере были учтены другие — не
рассмотренные нами ещё пункты плана Порошенко? Об этом ЗДЕСЬ

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: "Эхо Москвы"