Сергей Пархоменко, Случай Горбунова. Введение в прикладную выборологию

Совершенно же ясно, что мы не могли мимо этого Горбунова пройти. Ну сами подумайте: если «Диссернет» затевает ковровую проверку научно-художественного творчества всех, кто каким-то образом участвует в эпопее с выборами очередной московской городской Думы, — и туда попадают все до единого действующие депутаты столичного законодательного собрания, а также все формально зарегистрированные кандидаты, — то как же без Горбунова-то?

Понятно, что эксперты «Диссернета» за него взялись чуть ли не за первого, еще пока составлялся общий список всех прочих диссеровладельцев, засветившихся на выборах.

Ну и проверили. Так сказать, взглянули в эти ясные очи, да.

gorbunov-portr

Нельзя сказать, чтобы мы там рассчитывали увидеть какие-то нежные незабудки. Все-таки двухлетняя практика исследований «Диссернета» заставила нас убедиться, что между тем, что человек выдает за свое научное «наследие», и тем, что человек представляет собою в основной сфере своей деятельности, — имеется довольно надежная корреляция. Если перед вами персонаж, о котором вы уже знаете, что он лжец, лицемер, ловчила и то, что раньше называлось «захребетник», — так откуда ж ему взять честную диссертацию? Ровно как и наоборот: если он чужую работу спер, ради того, чтоб приворованным титулом украсить вывеску на служебном кабинете, — так с чего бы нам за дверью этого кабинета надеяться встретить честного работягу?

Про Валентина Павловича Горбунова, впервые назначенного главой Московского Избиркома ровно 20 лет тому назад, в 1994 году, а выборами (точнее, конечно, «выборАми», как у них там, у тружеников урны, мастеров бюллетеня и виртуозов протокола принято говорить) — так вот, выборАми занимавшегося еще с 1977 года и возглавлявшего, в том числе, столичный штаб выборов Первого Съезда народных депутатов СССР, мы знаем и так немало. Вот Фонд Борьбы с Коррупцией, возглавляемый Алексеем Навальным, пополнил наше представление об этом опытном государственном деятеле сведениями о недвижимости и коммерческих интересах в Хорватии, тщательно, но безуспешно скрываемых от налоговых деклараций.

Рассказывая о том, почему участники рассеянного по России и миру сообщества экспертов — в большинстве своем, состоявшиеся ученых, сложившиеся специалисты, люди, добившиеся авторитета и уважения в своем деле, — вот уже два года разбирают и сортируют горы чужого диссертационного вранья, мы давно привыкли говорить о «Диссернете» как о технологии тонкого тестирования человеческой личности. Когда у вас берут каплю крови из пальца, никого ведь так уж особенно не интересует кровь сама по себе: зато по этой капле есть шанс выяснить, что у вас с печенью, селезенкой, желудком, эндокринной системой и прочими важными для организма элементами и обстоятельствами… Вот и «Диссернет», извлекая из библиотечных хранилищ старые и никому не нужные наукообразные тексты, разглядывает в свою лупу их авторов, отношение этих людей к жизни, к их обязательствам, к моральному долгу…

В общем, плохие были предчувствия, когда брались за горбуновскую диссертацию. Он защищался в 2000 году по теме, которая, разумеется, высосана была из его околовыборной профессии. Такая вот, типа, прикладная выборология. Или теоретическое бюллетеневедение, если хотите. И защищался, надо заметить, в Академии Госслужбы при Президенте РФ (теперь ее не существует: академия стала после слияния частью РАНХиГС под управлением Владимира Мау), — заведение это у диссернетовских экспертов пользуется очень дурной репутацией.

Ну и вот. Глянули, и такие увидали кружавчики.

gorbunov-table

Довольно быстро отыскался источник совершенно традиционного, стандартного, можно сказать тупого заимствования. Валентин Павлович попятил половину исторической главы своей диссертации у Кременецкого Сергея Михайловича, учившегося в той же Академии Госслужбы, и сделавшегося там же кандидатом юридических наук за три года до Горбунова. Отношения между однокашниками — одним, который тащил, и другим, у которого было утащено, сложились, в общем, мирно. Вот приблизительно так:

gorbunov-kremenetsky-SMALL

Здесь приведены, чисто для примера, всего 4 страницы, сплошняком «некорректно позаимствованные» (я правильно помню, в таких случаях принято говорить именно о «заимствованиях», чтоб не употреблять более отчетливых и прямолинейных выражений?) профессиональным борцом за честность и законность Валентином Горбуновым. Но вообще-то там таких страниц втрое больше.

Весь труд диссертанта (а может быть, какого-то другого лица, которое оказывало ему в данном случае дружескую — чисто дружескую! — помощь) как обычно бывает в таких случаях свелся к проковыриванию в исходном тексте маленьких дырочек и всовыванию туда мелкой маскировочной правки, — в основном бессмысленных вводных конструкций, вроде «так например», «в целом», «таким образом» и «характерно, что». На картинку, кстати, можно кликнуть, чтобы посмотреть подробно на этот образец диссерорезного ремесла. Разумеется, ни о каких ссылках, сносках, кавычках, упоминаниях автора и прочей интеллигентской дребедени не может быть и речи: работа Кременецкого даже не упомянута у Горбунова в библиографическом списке.

Эксперт «Диссернета», подготовивший подробный отчет об исследовании горбуновской работы, пишет:
«Конвенциональный способ оформления цитаты – кавычки, плюс указание страницы – Горбунов не признаёт в принципе». Но вовсе не это оказывается источником поразительных впечатлений, ожидающих того несчастного, который зачем-то примется за чтение этого научного труда. А впечатления дальше ожидают бедного читателя на каждом шагу.
Вторая половина исторической части работы фактически целиком наизбиркомлена (или как бы еще назвать это действие поточнее?..) из книги, автора которой многомудрый диссертант Горбунов зачем-то называет Ю.А.Веденеевым: несколько раз по ходу текста он вставляет в текст это имя. Причем, делает это в манере, которая на диссернетовском жаргоне обычно называется «жертвой пешки»: это такой немудрящий прием сокрытия массового копипаста, когда диссерожулик пару раз вставляет в текст расплывчатые упоминания, типа «как считает такой-то», по мнению сякого-то», а потом тащит к себе чужой текст огромными ломтями, иногда многими десятками страниц. Так вот, Горбунов разыгрывает в точности такую «жертву пешки», периодически втыкая в текст ссылки на «Веденеева».

Беда только в том, что автором расхищаемого источника является совершенно другой человек — В.И.Наумов, довольно известный специалист и автор многих трудов по теории и практике российского избирательного права. То есть диссертант — или лицо, оказывавшее ему дружескую услугу (черт их разберет, как у них там было в 2000 году устроено) — тащил куски текста из одной книжки, а прикрывал их так, будто тащит из другой.

Можно, конечно, все списать за счет того, что этот Веденеев вообще-то значился у Горбунова научным оппонентом. Так что он испытывал инстинктивный трепет перед важным ученым авторитетом. Или просто хотел сделать «академическому начальству» приятное. Но скорее всего дело обстояло проще: будущий кандидат юридических наук нетвердо знал, у кого в точности он на сей раз тащит.

Впрочем, вышепоименованному доктору юридических наук Ю.А.Веденееву и без того досталось в этой научной работе Горбунова… То есть нет. Это , наоборот, Горбунову досталось от Веденеева. Именно с этим «научным альянсом» связан, на взгляд экспертов «Диссернета», самый удивительный феномен, зарегистрированный в горбуновском трактате.

Вот посмотрите сами на картинку внизу. Текста на ней вы прочесть не сможете, будет слишком мелко, но мы ее тут все равно вывесим, чтоб вы просто оценили сам масштаб события. ДВАДЦАТЬ ОДНА СТРАНИЦА ПОДРЯД вытащена Горбуновым из работы своего научного оппонента: одним куском, единым махом вырублена и с этаким мокрым шлепком влеплена посреди своей диссертации. Вот огни тут отсканироаны и сложены вместе: справа — источник, слева — цельнотянутый результат у Горбунова.

gorbunov-vedeneev-SMALL

Те из наших пытливых читателей, которые полезут смотреть подробности этой иллюстрации — может быть, самой странной из всех, что мне когда-либо доводилось пока вставлять в свои диссернетовские репортажи, — заметят, что фамилия автора (все того же профессора Веденеева) упомянута там аж 11 раз. Понятно, что и тут нет никаких кавычек, нет никаких указаний на то, где начинается и где кончается цитата. Все усилия «заимствователя» направлены на то, чтобы читателю показалось, будто он видит перед собой оригинальный текст, а не исполинскую копи-пасту. Но все равно, случись какое-нибудь разбирательство, Горбунову, вероятно, удалось бы в этом случае успешно отбрехаться: да, дескать, кавычек я с детства на дух не переношу, зато вот имя автора прилежно рассовал тут и там по всему тексту.

Но все же. Просто на секунду задумайтесь: речь идет о научной работе, о квалификационном труде, задача которого — продемонстрировать состоятельность и самостоятельность соискателя ученой степени. И вот он втыкает себе в текст цельновырубленную «цитату» размером в двадцать одну машинописную страницу. Цитату размером почти в 40 000 знаков — фактически целый авторский лист.

Ну, а в остальном…

Тут снова позволю себе передать слово эксперту, автору заключения об удивительной работе Горбунова:
«Оставшаяся часть диссертации по большей части состоит из «склеенных» между собой газетных статей и интервью, на которые чаще всего (но не всегда) даются ссылки в виде сносок. Иногда ссылки оказываются ложными (в указанном номере газеты не обнаруживается соответствующей статьи) – но это, вероятнее всего, следствие простой неряшливости.
В этой части текста неряшливость проявляется и в том, как интервью «переформатируются» для включения в диссертацию: вопросы интервьюера либо опускаются, и в результате часто возникает бессмыслица, либо включаются в текст как речь интервьюируемого, причём вопрос часто превращается в утверждение. Вообще, поскольку газетные статьи и интервью слеплены между собой практически без авторских вставок, получающиеся в результате блоки часто производят впечатление потока сознания…»

Наш рецензент, конечно, личность деликатная и академически дисциплинированная. Я бы уж точно ни за что не смог так держать себя в руках, если бы заключение пришлось писать мне.

Потому что речь идет о феерической белиберде, составленной из многих десятков ГАЗЕТНЫХ СТАТЕЙ И ИНТЕРВЬЮ, кое-как настриженных из случайных изданий и случайных авторов, наскоро прилаженных друг к другу. Такое впечатление, что компилятор этого научного трактата просто выдирал из газетных подшивок любые тексты, в которых ему случалось обнаружить слово «выборы». И дальше клеил их в одну бесконечную простыню, навалом, без разбора, без смысла, в случайном порядке, не обращая внимания на вопросы и ответы, заголовки и выносы, авторов и героев.

Все идет в дело. Интервью тогдашнего зампреда Счетной Палаты Юрия Болдырева в «Комсомольской правде»:

gorbunov-107-boldyrev_KP

Беседа «Аргументов и фактов» с главой российского Центризбиркома той эпохи, Александром Вешняковым:

gorbunov-50-vechnyakov_AIF

Политическая передовица без подписи из «Общей газеты»:

gorbunov-116-peredov_OG

Аналитическая заметка обозревателя из «Московского Комсомольца»:

gorbunov-67-hronika_MK

И еще, еще, еще… Почти все страницы, которые на схеме заимствований остались белыми, — на самом деле битком набиты этим неразобранным газетным мусором.

В общем, это такая юриспруденция. Теория и практика законодательства и госстроительства. Высокие правоведческие науки. И все это — по газетным статьям. По бессмысленно наваленным обрезкам и огрызкам газетных полос.

Разумеется, я вполне отдаю себе отчет в том, что «Диссернет» в данном случае отступает от некоторых своих принципов. Вот недавно одна фейсбучная читательница спросила у меня, «сколько цитат можно вставить в текст (в процентном отношении), чтобы его все-таки признали оригинальным произведением». А я ей ответил, конечно, что на этот счет нет никакой зафиксированной нормы. Что в принципе, можно хоть 99,9% текста составить из чужих цитат. И это дело не «Диссернета», а самого научного сообщества, представителей данной научной дисциплины: решать, в какой мере такая диссертация — состоящая из бесконечных заимствований — имеет право на существование и заслуживает того, чтобы ее «автора» считать ученым, выдавать ему диплом кандидата или доктора наук. А «Диссернет», дескать, следит только за корректностью цитирования: если автор честно признает, что этот текст — не его, а заимствованный, если никто не пытается обмануть читателя и рецензента, выдавая чужое за свое, — у «Диссернета» претензий нет, и его эксперты не собираются подменять своими решениями мнение научной среды…

Но послушайте. Все-таки есть какие-то границы, а? Хорошо: слово «плагиатор» мы в «Диссернете» договорились полностью исключить из обихода, и никогда его не употребляем, потому что это сложное юридическое понятие, подробно описанное в Уголовном кодексе.

А вот слово «профанатор» я могу употребить, как вы думаете? Если мы имеем дело с самой откровенной профанацией, с наглой и тупой демонстрацией административной силы? Можно ли нельзя это назвать своим именем? Или надо молча смотреть, как человек куражится над самим понятием научного знания, над простейшими представлениями о добросовестности и порядочности?

«Мне можно», — цедит он нам скозь зубы. «Мне можно абслолютно все, что угодно: вот захочу — и наваляю полторы сотни страниц полнейшей ахинеи, надрав без разбору из чужих книжек и случайных газет, — и назову диссертацией. И буду — Ученый.»

И ведь будет. Четырнадцать лет Горбунов ходит с дипломом кандидата юридических наук. И ничего. Не кашляет.

Оригинал

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: "Эхо Москвы"