Сергей Митрохин, Как воруют при Собянине

В одном из своих программных выступлений Путин сказал, что мы должны блюсти национальные традиции. Ключевая традиция российской бюрократии хорошо известна. Это — коррупция. А главной блюстительницей традиций, как известно, всегда являлась Москва.

При Собянине коррупция не исчезла и масштабы ее по сравнению с лужковскими не сократились. Однако произошла определенная трансформация этого института.

Разнообразие коррупционных механизмов, работающих в столице, настолько велико, что вряд ли кто-нибудь может сегодня дать его исчерпывающее описание. Поэтому ниже приводится не полный обзор коррупционной вакханалии, а только самые крупные ее механизмы, с которыми столкнулся в своей работе антикоррупционный центр партии ЯБЛОКО.

Схема 1. Завышение стоимости закупок и работ по городскому заказу

Речь о выявлении победителей торгов, происходящих с нарушениями, на которые все закрывают глаза. И это — крупнейшая статья «бизнеса» московских чиновников.

Примеры

1.Реконструкция дорог. Деньги на дорогах в России отмывают повсеместно, однако особый масштаб эта практика приобретает только в некоторых регионах, начиная с Москвы.

Совсем недавно я писал о том, как пилят Рублёвку на реконструкции двух километров шоссе. В том случае из 3,14 миллиарда 83 % потрачено на что угодно, только не на саму дорогу, а конечные бенефициары оказались в оффшорах.

Ну да ладно, это — Подмосковье. Но Москва не отстает. Свежий пример — реконструкция улицы Пятницкой. В этом случае менее чем два километра дороги и прилегающей пешеходной зоны обошлись в сумму более миллиарда рублей. Меньше, чем на Рублёвке, но сумма тоже астрономическая. При том, что после окончания работ выяснилось, что улицу подтапливает, а плитка во многих местах мигом пришла в негодность.

На пересечении Пятницкой и Климентовского переулка РЕКОНСТРУИРОВАННАЯ улица во время дождей превращается в реку.

2. Реконструкция парков. Показательный пример — реконструкция парка Воровского весной 2013 года.

Ливневая канализация здесь оказалась такой же фиктивной, как и год спустя на Пятницкой.

После моего обращения прокуратура признала факт хищения заказчиком 22 миллионов рублей на реконструкции парка.

3. Детские площадки.

Нажива на детях кажется московским управленцам вполне приемлемой практикой. На порядок завышая начальную цену, внося путаницу в документацию и отсеивая независимых поставщиков, заказчики добиваются солидных откатов.

В январе 2013 года расследованы нарушения при закупке Префектурой ЮЗАО игровых комплексов для благоустройства детских площадок. Общая сумма завышений по многим торгам исчислялась миллионами. По моему запросу делом занялись правоохранительные органы, но префект округа
С. Орлов избежал наказаний и за свои «успехи» был даже повышен Собянином в должности.

По документам этот игровой комплекс стоил 750 000 рублей. Антикоррупционный центр выяснил, что цена завышена на 235 000 рублей.

Схема № 2: закупки по закону 223-ФЗ

Три года назад активисты ЯБЛОКА из ФАС добились принятия революционного по тем временам 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц». До этого госкомпании вообще не были ограничены законом в своём произволе. Но никто не мог подумать, что даже это новшество коррупционеры смогут использовать в свою пользу.

На стадии редакции законопроекта были внесены чудовищные правки. Компаниям с государственным участием позволили произвольно проводить закупки у единственного поставщика, никак не обосновывать цену и смысл закупки, приобретать любые товары и услуги в любом объёме, какими бы дорогими они ни были. Концепцию извратили до такой степени, что усилиями законодателя на выходе получилось не что иное, как лазейка для воровства.

В итоге было поставлено на поток проведение закупок через ГУП-ы, МУП-ы и другие схожие формы организаций с тем, чтобы торги велись по 223-ФЗ, а не в соответствии с более жёстким законом, действующим в отношении органов гос власти и местного самоуправления (с 2014 года — это 44-ФЗ «О контрактной системе»).

Схема проста. Деньги выделяются госоргану, он передаёт их бюджетному предприятию, а оно платит поставщикам (подрядчикам). Иерархия может включать больше организационных ступеней, на каждой из которых бюджет, спускаясь, постепенно тает.

ФАС предпринимает сейчас очередную попытку добиться изменений в 223-ФЗ, но прошлые инициативы были задушены лоббистами на уровне Правительства РФ и Госдумы.

Примеры:

1. Управление гражданского строительства. Крупнейшие закупки по строительству в Москве проходят через Казённое учреждение «Управление гражданского строительства» и осуществляются по 223-ФЗ. Суммы исчисляются десятками миллиардов, а возможности общественного контроля минимальны.

Помимо строительства жилых домов это учреждение, скажем, реализует при личном кураторстве В. Ресина известную Программу «200 храмов».

При этом для стройки обычно вырубаются парки и скверы, а мнение жителей редко кто спрашивает. Какие при этом средства воруются можно только догадываться: казённые учреждения структуры полностью закрытые, а источники финансирования не очень понятны.

О том, какие подрядчики выигрывают в торгах КУ «Управление гражданского строительства», уже писали в прессе. При этом правовые механизмы призвать наглецов к ответу отсутствуют или попросту не работают, в том числе, благодаря всё тому же изуродованному 223-ФЗ.

2. Московское метро. Метрополитен Москвы в рамках коррумпированного закона проводит закупку на 58 миллиардов, фактически, для выполнения собственных же функций. То есть, Метрополитену выделены средства, у него есть огромный комплекс имущества, но казённое учреждение перекладывает свои обязанности на стороннюю организацию, судя по всему, намереваясь распилить немалую часть бюджета на пару с подрядчиком.

Схема № 3. Автономия предприятий-воротил

Эта схема напрямую вытекает из предыдущей. В целях монополизации рынков практикуется создание предприятий и учреждений, наделение их имуществом и полный уход из-под действия системы торгов. В таком механизме организация своими силами выполняет работы, привлекая сторонние фирмы только для закупки расходных материалов. Конкуренция при этом полностью устраняется, а проследить финансовые потоки становится очень трудно. Хозяйственные субъекты не публикуют отчётность, не информируют о своих планах, никак не обосновывают для общества размер субсидий, которые им якобы требуются. Больше того, даже бюджет этих организаций часто находится под завесой тайны. Такой механизм не просто допускается, а прямо внедряется собянинской администрацией.

Примеры:

1. «Мосзеленхоз». В 2013 году были созданы три «Мосзеленхоза»: казённое учреждение, бюджетное учреждение и унитарное предприятие. Размер бюджетных субсидий на озеленение Москвы в ближайшие три года составит примерно 39,7 миллиарда. Остаётся неясным, как будут делиться эти деньги между конкретными организациями, и чем мотивировано предоставление такой крупной суммы. На примере укладки излишне дорогих, прихотливых газонов, где только получается их разместить, можно судить, что экономить средства никто не собирается. Опять же, проследить направления трат почти невозможно из-за нежелания организации предавать огласке информацию о финансовой стороне своей деятельности.

ГКУ «Жилищник». Этот городской хозяйственный монстр и его многочисленные побеги в виде локальных бюджетных учреждений успешно монополизировали сферу коммунального обслуживания. Капитальный ремонт многоквартирных домов, благоустройство придомовых территорий и ряд смежных работ в настоящее время осуществляется «Жилищником» своими силами. Средства из регионального и местных бюджетов выделяются очень щедрой рукой. Обоснований и ясных направлений трат не найти, а многочисленные жалобы, тяжбы, скандалы, связанные с «Жилищником» не оставляют сомнений, что с учреждением не всё в порядке.

ОАО «МОЭК». Число жалоб на эту компанию и нареканий на её деятельность сопоставимо с «Жилищником». Компания нагло наживается на управляющих организациях, то и дело уличается в махинациях и всячески навязывает участникам рынка свои условия. Самый настоящий монополист. При этом МОЭК создана целенаправленно Правительством Москвы, планомерно поглотила условных конкурентов, получила и продолжает получать огромные преференции от государства. Председателем совета директоров МОЭК является весьма небедный господин Пётр Бирюков.

П. Бирюков и его нынешний патрон. Нерушимость монополистов зиждется на административном ресурсе.

4. Электронные школьные журналы. Ещё один, сравнительно небольшой, но показательный пример. В 2013 году Департамент образования Москвы издал приказ № 810, по которому в принудительном порядке школы должны были перейти на «Московский регистр качества образования», отказавшись от платных сервисов. Ирония в том, что «регистр» хуже по качеству и обходится бюджету дороже, чем журналы частных компаний. Созданное под эту махинацию учреждение «Московский центр качества образования» искусственно превращено в бесполезного монополиста, расходы которого мы оплачиваем из своего кармана. После нескольких судебных процессов одной из компаний-поставщиков журналов удалось убедить суды в произволе властей по частному случаю. Но методы сохраняются, практика та же.

Схема № 4 Преференции крупным поставщикам

При проведении централизованных закупок правительство Москвы принимает решение отказаться от закупок на местах в пользу крупных и долговременных контрактов на уровне городских округов. Масштаб закупки позволяет отсеять мелких участников торгов и допустить до финиша только избранных под предлогом их намерения произвести масштабное переустройство инфраструктуры или оказать другую поддержку городу. На деле перемены или вовсе остаются на бумаге, или оказываются очень скромными. Но все равно обходятся бюджету в астрономические суммы.

Примеры:

1. Вывоз мусора. 96 миллиардов выделено в конце 2013 года на вывоз мусора в ряде округов Москвы сроком на 15 лет. Главный аргумент при организации торгов — за ударную пятилетку будут построены мусороперерабатывающие заводы. В результате 4 из 5 подрядов получили никому неизвестные, недавно зарегистрированные фирмы с минимальным уставным капиталом и конечными бенефициарами в оффшорах. Баснословные цены на вывоз мусора раздуты примерно в полтора раза по сравнению с рыночными, а обещанные заводы никто строить не собирается.

Между тем в Москве мусор продолжают сжигать или хоронят на областных свалках. Инновации свелись к закупке новых мусоровозов (и то не везде), установке на них GPS и видео-регистраторов. Торги организованы при посредстве мэрии, прошли через департамент ЖКХ и всецело одобрены властью. Антикоррупционный центр занимался этим делом и сейчас ищет способы в рамках права отстоять экологические интересы горожан.

Что делать?

Уже из этого краткого обзора вы можете увидеть, что борьба с московской коррупцией — дело не столь безнадежное, как может показаться на первый взгляд.

В антикоррупционном центре ЯБЛОКА работает всего три человека: Виталий Резников, Максим Круглов (кандидат на этих выборах в МГД) и Алексей Карнаухов.

Но и в таком составе центр добился существенных результатов. Так. Например, по словам главы департамента по конкурентной политике Геннадия Дегтева антикоррупционный центр сэкономил бюджету свыше 800 миллионов рублей.

Работа центра многократно усилится после предстоящих выборов в МГД.

Каждый депутат, прошедший от партии ЯБЛОКО, получит задание запрашивать необходимую центру информацию в структурах городской власти. На полную катушку будет запущен механизм работы депутатов с Контрольно-счетной палатой, которая может по заявкам депутатов проводить специальные расследования.

Победить воровство в Москве мы сможем только с Вашей поддержкой и благодаря Вашему участию в выборах 14 сентября.

ВЫБОР ЕСТЬ. ЯБЛОКО — ОБЪЕДИНЕННЫЕ ДЕМОКРАТЫ!

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: "Эхо Москвы"