Тамара Эйдельман, Не уезжайте! Лучше помогите людям

Каждое утро я открываю Фейсбук и читаю про очередные ужасы. На Украине льется кровь, инвалиды не получают помощи, больных детей некому лечить, нефть дешевеет, цены растут, очередной знакомый или незнакомый человек сообщает, что эмигрирует, потому что «больше не может». От всего этого начинаешь потихоньку сходить с ума. Хочется ничего не слышать, не видеть, лечь на кровать, повернуться лицом к стене и так лежать…

Ну уж нет! Я не буду так поступать. Я не хочу лежать в отчаянии, я не хочу эмигрировать, но и равнодушно следить за тем, что происходит, я тоже не хочу. Что же я могу сделать? «Ничего!» — раздаются голоса. «Неправда!» — отвечаю я.
Я не могу изменить весь наш ужасный мир, всю нашу жалкую жизнь, но я могу изменить многое и для многих людей. Когда становится совсем тяжело, я начинаю заниматься психотерапией – для самой себя. Я сажусь готовиться к урокам, чтобы завтра в классе получше учить детей. Я стараюсь сделать что-нибудь приятное своим собственным детям – просто, чтобы им и мне было хорошо. А еще я пытаюсь сделать что-то для благотворительности. Я не подвижник, у меня нет сил и времени помогать заброшенным старикам в домах престарелых или заботиться об умирающих в хосписе. Мне никогда не хватит духа усыновить ребенка. Я даже кровь уже не могу сдать – по возрасту не подхожу. Но зато я могу перевести деньги благотворительному фонду, лайкнуть и перепостить просьбу о помощи или рассказ о том, как настоящие подвижники помогают людям. Это не так уж много, но это тоже помощь. Я читаю материалы многих благотворительных фондов и не перестаю восхищаться теми, кто в них работает. Но начинаю я читать, конечно же, с Нужнапомощь.ру – прежде всего, потому, что его возглавляет мой сын, но и не только поэтому. Мне кажется, очень правильным подход, разработанный в Нужнапомощь.ру, когда они «помогают тем, кто помогает другим людям», находят невероятные проекты в Казани или Калиниграде, вытаскивают их на свет божий, рассказывают нам о них и собирают для них деньги. И когда я читаю о тех, кто помогает детям-аутистам, кто дает людям возможность бороться с наркозависимостью, кто обучает собак-поводырей или готовит тренеров, проводящих сеансы иппотерапии для больных ДЦП, когда я читаю о тех, кто, несмотря на все ужасы наступающего Мордора, помогает еще одному человеку, и еще одному, и еще, то на душе становится светлее. И я знаю, что, переводя деньги на помощь таким святым людям, я не только слегка облегчаю собственную совесть ( что тоже существенно), но и оказываю вполне реальную помощь. А еще я знаю, как нелегко живется тем, кто работает в благотворительных фондах, как тяжело им работать, каждый день пропуская через себя истории об умирающих детях, о несчастных стариках, о ситуациях, которые кажутся безвыходными, а очень часто таковыми и являются. Каково это – каждый день думать о детях с миодистрофией Дюшенна, которые обязательно, обязательно, что бы мы ни сделали, лишатся возможности ходить, двигаться, а потом умрут совсем молодыми? Каково это, каждый день бороться за то, чтобы эти дети прожили свою короткую жизнь не в холодном и враждебном детдоме, а в семье, чтобы они подольше прожили и сохранили возможность двигаться и радоваться жизни? Прочитав одну статью о таких детях, трудно о них забыть, а каково заниматься этим постоянно? Легко ли все свое ненормированное рабочее время посвящать тем, кто нуждается в помощи? Конечно, сотрудники благотворительного фонда ощущают удовлетворение от своей работы, они радуются, когда могут кому-то помочь, когда их труд приносит свои плоды.

Но как раз для того, чтобы они смогли и дальше бороться с обстоятельствами и дальше помогать, и дальше освещать наш путь, они должны существовать. Каждый фонд – это учреждение. Здесь надо вести бухгалтерию, и вести аккуратно, ведь сюда присылают много денег, надо постоянно пользоваться Интернетом и совершать множество звонков, надо выезжать в другие города, где людям зачастую куда труднее найти помощь, чем в Москве. А еще в фонде работают люди, которым надо платить зарплату. Для всего этого фонду нужны деньги.

Когда фонд Нужнапомощь.ру попросил людей оформить постоянные пожертвования на работу фонда в размере хотя бы 100 рублей в месяц, на эту просьбу откликнулось очень много людей. Сегодня фонд уже получил возможность расшириться, нанять тех, кто будет делать сайт, редактировать его материалы, распространять информацию, изучать те многочисленные просьбы о помощи, которые обрушиваются на благотворителей. По уставу можно брать на это деньги из обычных пожертвований – но ведь это значит по сути дела отнять деньги у больных и слабых. После всех оформленных пожертвований работать стало легче, но денег все равно не хватает. Они нужны, как воздух. Не будет пожертвований на работу фонда, и люди не смогут выполнять свои обязанности. Вернее, они, конечно, будут работать и так, но возможностей у них будет меньше, времени меньше – ведь надо будет где-то подрабатывать, чтобы жить, людей нанять можно будет меньше, а значит, и помогать они будут меньше. Как же это обидно.

Для нормальной жизни фонду Нужнапомощь.ру на сегодняшний день не хватает около 200 тысяч рублей в месяц. Это большая сумма, но, на самом деле, если 2 тысячи человек подпишутся на ежемесячное пожертвование по 100 рублей, то важнейшие проблемы фонда будут решены, и его сотрудники смогут заняться своим основным делом – помощью людям. Это невероятно важно.
А в заключение – маленькая история.

Мою квартиру убирает женщина из Молдавии. У нее все время болит живот. Я спрашиваю ее –«А вы ходили к врачу?». Она отвечает: «Да у нас врачей почти не осталось. Все, кто хоть что-то умели, уехали, кто в Румынию, кто еще куда-нибудь. Остались только совсем молодые или такие, кто вот-вот умрет.»

Пожалуйста, не уезжайте! А если вы совсем не в силах терпеть, зайдите вот сюда http://nuzhnapomosh.ru/x100 и оформите пожертвование. Очень помогает! По себе знаю!

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: "Эхо Москвы"