«#ЖЖ»: Кризис духа У всех великих держав бывают переломные моменты, до

У всех великих держав бывают переломные моменты, до которых у них даже поражения выглядят как победы, а вот после — «крокодил не ловится, не растет кокос», и неудачи во внешней и внутренней политике сталкиваются с апатией и политического руководства, и населения.
Например, можно вспомнить такие переломные точки, как Рокруа для Испании, Крымская война для России, Первая Мировая для Франции. Период с 1672 по 1714 годы в Нидерландах называют одной большой войной за Фламандское наследство. Эту войну Голландцы в общем-то выиграли, но именно она стала для Голландии неким переломным моментом, той точкой, после которой захотелось удариться в пацифизм и сугубый нейтралитет.
Кроме того, Вильгельм Оранский, сев на трон Англии, и создав по сути единое англо-голландское государство, разделил обязанности, отдав Англии преимущественно силовую и промышленную роль, а Голландии — экономическую и финансовую. Нет, голландцы в войнах 1689-1697 и 1701-1714 годов поставляли в союзные войска и свои сухопутные контингенты, и флотские эскадры, но каждый раз этот вклад был все меньше и меньше.
И вот к 1740-м созрел новый конфликт. Если Англия вступила в войну еще в 1739-м (для англичан война из-за уха Дженкинса плавно перешла в войну за Австрийское наследство), то Голландия начала воевать позже всех — в 1745 году, войдя в военный союз Англии, Саксонии и Австрии. Началось все в 1744 году, когда до голландцев дошла новость, что Мориц Саксонский готов вторгнуться с 80-тысячным войском в Австрийские Нидерланды, которые были буфером между Францией и Голландией. Сразу же началась мобилизация армии и флота. С 1714 года прошло 30 лет, и тогда голландцы могли вывести в поле не менее 120 тысяч человек, а в море до 40 кораблей. А сейчас принц Мориц Нассау-Оуверкерк с грехом пополам смог навербовать 20 тыс. солдат, а с флотом дела обстояли просто катастрофически. Адмиралтействам (для тех, кто не помнит, в Голландии их было 5, и все друг от друга независимые) было спущено предписание вооружить 20 кораблей, но оказалось, что в наличии их всего 16, при этом в море могут выйти только 8! Адмиралом был назначен Граве, 73 лет от роду, который уже 15 лет прозябал в отставке! И выбрали его по одной простой причине — это был единственный адмирал, который имел опыт не только боев, но и проведения военных учений и эволюций, ибо после 1714 года на это забили большой и толстый болт!
…Тем временем французы вошли во Фландрию, и барьерные крепости падали одна за другой, как спелые яблоки. Голландцы с удовольствием посылали австрийцам финансовую помощь, но и только. Вообще до января 1745 года Голландия делала вид, что она не воюет с Францией. И при этом усердно вкладывалась во французские акции и облигации, кредитовала французскую промышленность, поставляла французам военное и флотское имущество.
Прибывший во Фландрию германско-британский контингент герцога Камберленда буквально втянул голландские войска принца Вальдека в войну. Камберленд приказал распределить голландские части между своими, «чтобы не разбежались».
При Фонтенуа голландские потери составили более четверти от общего количества (6 тыс. из 20 тыс.) и это в разгар боя привело чуть ли не к бегству голландцев. Из-за отступления голландско-австрийского левого фланга британский правый фланг прогнув оборону французов попал в полуокружение, и понеся большие потери, еле унес ноги.
Кампания 1745 года закончилась для союзников катастрофически — пали крепости Брюгге, Ауденарде, Дендермонде, Остенде, Ньивпорт, Аф (Ath). Уже в ноябре 1745 года, видя, что французы вплотную подходят к голландским границам, министр иностранных дел Голландии ван дер Хейм вел с врагом сепаратные переговоры о мире, но французы просто отказались от каких-либо условий, ответив посланникам Вассенару и Жилю, что собираются захватить всю Голландию целиком! Эти слова произвели ужас и панику в правительстве Голландии. Вы думаете, они мобилизовали силы и начали воевать? Как бы не так! Правительство Голландии начало готовиться к бегству из страны, в Батавию! При этом продолжая торговать с Францией, в том числе и «заповедными товарами».
В феврале-сентябре 1746 года пали Антверпен, Лувен, Малин, Монс, Шарлеруа, Гуй, и наконец — Намюр. Под конец года французы разгромили голландско-австрийские войска у Рокруа, и пал Льеж. Франция стала полной хозяйкой Бельгии.
Голландцы еще раз пошли на переговоры, и им опять сказали, что не рассматривают их, как дееспособную силу. И тут в Амстердам ворвалс герцог Камберленд и Карл Лотарингский. Генеральные Штаты были оцеплены войсками, в стране было введено внешнее правление. Была объявлена мобилизация, которая дала 90 тысяч бойцов. Под угрозой полной конфискации имущества иностранные полководцы заставили сильно раскошелиться нидерландских толстосумов, и армия была полностью вооружена и укомплектована. В этот момент французы уже перешли Шельду и вторглись в Голландию Уже пали Слюйс, Кадсанд и Аксель. Эти новости попали на благодатную почву, и также как в 1672-м, в Амстердаме вспыхнуло восстание, в результате которого режим Пенсионариев был свергнут, а штатгальтером провозгласили Вильгельма IV Оранского.
Камберленд и Вальдек в отчаянной атаке постарались остановить Саксонского у Лауфельдта, однако были отбиты, и французский маршал осадил Маастрихт. 16 сентября пал Берген-Ап-Зоом, и теперь Франция владела Брабантом.
Эти новости привели голландцев к решению отойти от чисто республиканской формы правления, и теперь звание штатгальтера стало наследственным. При этом в руки штатгальтера была отдана не только вся военная власть (как это было ранее), но и внешняя политика и даже некоторые экономические вопросы.
Вильгельм IV, первым делом обследовавший казну государства, увидел, что она пуста. Внешний долг Голландии огромен, и выплаты по нему не позволяют содержать большую армию. Чтобы попытаться разбить этот порочный круг — он организовал «займ победы», в котором могли участвовать только голландцы. Это была та же «тонтина» со следующими условиями. Внесший сумму в 1000 флоринов получал 1 процент от суммы ежегодно. 2000 флоринов — 2% на тех же условиях. Далее по возрастающей, до 10 тыс. флоринов. Внесший эту или большую сумму получал 10% ежегодно.
Такими мерами ему удалось собрать 50 миллионов фунтов стерлингов (500 млн. флоринов). Но этого было мало для содержания 70-тысчной армии, и принц был принужден идти на поклон к Британии, просить денег взаймы. Британцы предложили кредит в 100 млн. фунтов под грабительские 13% годовых на 6 лет (Господи, вложи эти слова в уши нашим банкам и ипотечникам!)
Вильгельм отказался, и горько сетовал на совершенно ужасное экономическое положение Голландии. Эти данные оказались для англичан холодным душем, они-то думали, что у этой ростовщической нации денег куры не клюют, и во многом именно поэтому они пошли на переговоры с французами, и 30 апреля 1748 года были подписаны прелиминарные условия Аахенского мира.
При этом, словно в насмешку, и французский, и английский посланник отказались обсуждать условия с голландскими поверенными Бентинком и ван Хареном, и пригласили их только на подписание соглашений.
Вильгельм IV получил мирную передышку, и попытался реорганизовать страну, но на многие напрашивающиеся решения у него просто не хватило духу.
Однако об этом уже потом.

источник — george_rookegeorge_rooke 
[1 ссылок 50 комментариев 2000 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

Топ «Живого Журнала»

Опубликовано February 22, 2016 at 10:20PM; мнение администрации сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: Обзор ЖЖ