«#ЖЖ»: Тамада, который умеет зажечь!

Об этой свадьбе я могу вспомнить немногое, невеста — миниатюрная худенькая блондинка, жених — почти двухметровый брюнет, всё остальное в моей памяти затмил ведущий. Иногда кажется, что меня уже почти невозможно удивить, но этому мальчику удалось меня не просто удивить, а просто лишить дара речи. Сразу предупреждаю, всё что я расскажу — чистая правда, я ничего не придумал. Да у меня на такое и фантазии бы не хватило.

Свадебных ведущих я по своей работе повидал немало. Адекватных среди них встречается немного, большинство представителей этой профессии имеют какой-либо хорошо видимый изъян: вычурную артистичность, болезненную переоценку собственной привлекательности, или вопиющую безграмотность. Есть среди них такие, которые очень сами себе нравятся. Такой тамада превращает свадьбу в непрерывный процесс самолюбования, он всегда стоит в центре зала, очень много говорит, очень много жестикулирует, и привлекает внимание к своей персоне чаще, чем к молодожёнам. Есть ведущие, которые любят демонстрировать свою непревзойдённую оригинальность, подчас жертвуя ради этого элементарными правилами приличий.

Но этот ведущий смог затмить абсолютно всё, что я видел раньше.

Сначала ничто не предвещало коллапса, и я лишь мельком обратил внимание на то, что среди обыденных безделушек, составлявших призовой фонд тамады, находится деревянный пенёк и туристический топорик. Мало ли что там у него будет в программе? Начало банкета шло вполне традиционно — тост за мам, тост за пап, ничего необычного. Тамада, молодой юркий парнишка (брючки дудочки и пиджачок в облипочку), суетился подсовывая микрофон немногословным отцам, и плачущим от избытка чувств бабушкам, и всё время заслонял их своей спиной. Для начинающего ведущего это простительно — многие из них считают, что нужно стоять к тостующим лицом, как бы вежливо слушая, что они говорят. Тамада забывает о том, что люди говорят тост не ему, а молодожёнам, и когда человек говорит тост, адекватному тамаде положено скромненько стоять сбоку. Улучив секундочку, я поймал мальчика за узенький рукавчик и попросил его разворачивать людей лицом к залу, и не маячить между ними и публикой. Он в ответ что-то буркнул, и умчался выдёргивать из-за стола очередного двоюродного дядю. Причём так и продолжал стоять спиной к залу и молодожёнам. Типичный баран, что тут поделаешь?

В какой-то момент свадьба приблизилась к апогею, начались конкурсы, и наш ведущий с блеском исполнил заплесневелую постановку девяностых годов "Одевание младенца", причём именно ту её разновидность, когда младенцем одевают взрослого из числа гостей, надевая на него чепчик, повязывая ему слюнявчик, и непременно засовывая его в памперс. Лично я всегда считал, что взрослый памперс, предназначенный для лежачего тяжелобольного человека — не самый развесёлый аксессуар для того, чтобы использовать его в свадебных играх с переодеванием, но Краснодарские ведущие дружно считают иначе, закупают эти предметы гигиены оптом, и радостно рядят в них веселящихся гостей. И вот "младенца" одели, вручили ему бутылку тёплого пива с соской, грудничок заагукал, зал зааплодировал.

Честно скажу — зрелище пьяненького мужика в памперсе, сосущего соску, показалось бы мне куда менее неприличным, если бы я знал, для каких целей мой блистательный тамада использует этот памперс немного позднее.

Гуляние текло своим чередом, и в какой-то момент случилось неизбежное, украли невесту. Ведущий пригласил в центр зала для выкупа свидетеля. Туда же были вынесены деревянный пенёк и топорик. (Опаньки! — подумал я — Что-то новенькое!) Наш тамада, явно наслаждаясь моментом, поведал свидетелю, что для выкупа он должен стать дровосеком. Тот не возражал. Почему-то для рубки дров потребовалось закатать рукава и разуться, сняв туфли и носки. Дружок покорно выполнил всё что требовалось, и уже взял было в руки топорик, но тут ведущий с придыханием сообщил, что рубить дрова необходимо с завязанными глазами. Свидетель покорно кивнул, и тамада выхватил из за спины тот самый памперс, который ранее надевали на задницу "младенца". Я затаил дыхание — неужели? И точно! Ведущий ловко обернул памперс вокруг головы свидетеля, и прихватил его липучками. Это было божественно! Я посмотрел в сторону гостей, но не увидел чтобы кого-то это шокировало так же, как меня. Наверное, я один там был нормальный трезвый.

Здесь я должен кое в чём признаться. Фотограф на свадьбе, пользуясь тем, что в зале громко играет музыка, а его лицо прикрыто фотоаппаратом, может не сдерживать эмоций, и временами ржать над происходящим. Так что имейте в виду — если вы видите как он, плотно прижав к своей роже камеру, долго выцеливает следующий кадр — весьма высока вероятность того, что он в этот момент просто ржёт, и не хочет чтобы это видели окружающие. Само собой, увидев как памперс используют в качестве повязки на глаза, я не мог не начать ржать. Благо, никто не видел моего лица и не слышал как я хрюкаю.

И тут креатив начал переть из нашего тамады как пена из пожарного шланга. Он подвёл слепого и неуверенно передвигавшегося дружка поближе к пенёчку, и спросил, готов ли он рубить? Дружок ответил, что готов. В этот момент ведущий быстро подскочил к стоящим в сторонке туфлям несчастного свидетеля, и выхватил из них его носки. Я замер, и перестал дышать. Вихляясь всем телом, и чувствуя себя на вершине славы, ведущий положил носки на пенёчек, скомкал их так, чтобы они лежали кучкой, и переспросил у дружка, готов ли он рубить? Получив подтверждение, наш тамада сделал рукой широкий жест циркового конферансье, и явно любуясь собой, крикнул — "Руби!"

Свидетель начал тюкать молоточком по пенёчку, превращая собственные носки в спагетти. Тамада от восторга не мог устоять на месте — он подпрыгивал, махал ручками, его пиджачок задрался, и манишка собралась в комочек. Я наверное впервые в жизни видел человека, который был настолько явно, напоказ, беспредельно счастлив. Стало ясно, что этот "выкуп" он придумал сам. Дружок всё рубил и рубил, музыка звучала всё громче и громче, я уже смеялся в голос. Это было незабываемо. Публика аплодировала. Наконец, когда носки полностью превратились в труху, с "дровосека" сняли памперс. Его озадаченное лицо вызвало новый взрыв хохота и аплодисментов. Тамада, неся на лице удовлетворённое выражение, какое бывает после хорошего секса, торжественно вынул откуда-то пару новых носок, и отдал их несчастному свидетелю. Тот обулся, публика ещё похлопала, я утёр слёзы и отошёл в уголок.

Но если мой добрый читатель по наивности своей вдруг решил, что ношенные, и изрубленные в труху носки на этом сыграли свою роль, и навсегда покинули авансцену свадьбы, то он просто недооценивает креативность свадебных ведущих Кубанской столицы.

В целях связности повествования и сохранения его приемлемого объёма я не буду сейчас живописать остальные трюки и конкурсы. Невесту вновь украли, тамада блеснул ещё пару раз, но как-то более тускло, без огонька, и мне уже начало казаться, что босого дровосека с памперсом на лице ему уже не превзойти. Но тут вынести свадебный торт. Никто в этом зале (включая меня) не заметил того, что сыгравшие свою роль носочки свидетеля тамада заботливо положил у стола молодых. И вот пришла пора резать торт, что обычно предваряется аукционом по продаже первого куска. Наш мальчик вышел вперёд, и провозгласил, что наш сегодняшний аукцион будет не совсем обычным, и побеждает не самая большая сумма, и даже не самая маленькая. Наоборот, первый кусок свадебного торта получит тот, кто предложит за него… (тут музыкант включил фанфары) САМЫЙ НЕАДЕКВАТНЫЙ ПРЕДМЕТ!!

Гости ринулись тащить всё что было на столах — рюмки, яблоки, бутылки, даже шкурки от бананов, но ведущий властно отвергал все варианты, продолжая кричать в микрофон, что предмет должен быть НЕАДЕКВАТНЫМ!! Гости уже сбегали на кухню, и принесли толстенькую румяную повариху, вытряхнули пепельницы и вывернули карманы, но ведущий был непреклонен. — НЕТ! — кричал он, предмет должен быть НЕАДЕКВАТНЫЙ!! Желающие заполучить первый кусок уже с ног сбились, но ничего не помогало, тамада не соглашался ни на что. Пока гости перерывали зал в поисках неадекватного предмета, он подпрыгивал на месте, приплясывал, и нервно чесался. Господа! — кричал он — НЕАДЕКВАТНЫЙ! — и уже чуть не плача — НУ НЕАДЕКВАТНЫЙ ЖЕ!! И тут я вдруг понял, что за зуд мучает нашего мальчика — он злился на недогадливость гостей. Ведь на его взгляд было очевидно, что самый неадекватный предмет — это порубленные носки! В конце концов, раздосадованный тупостью публики, он сам выхватил эти носки из-под стола, и прокричал — ВОТ ЖЕ ОН! После чего водрузил их на стол рядом с тортом, на всеобщее обозрение. И скажу я вам, прошла ещё пара минут, пока кто-то из гостей всё же догадался смахнуть эти ошмётки на пол.

Заключительная речь ведущего, которой он увенчал банкет, тоже оставила неизгладимое впечатление — он на полном серьёзе запретил молодожёнам разводиться, и сказал, что через год позвонит, и проверит. Если бы не всё предыдущее, я бы ещё мог подумать, что он шутит.

P.S.  Я наверное никогда не перестану удивляться тому, сколь велик кредит доверия, выписываемый заказчиками свадебным специалистам. Именно вот это удивительное доверие позволяет продавать свои услуги таким ведущим, как этот.

источник — strravaganzastrravaganza 
[0 ссылок 65 комментариев 3751 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

Топ «Живого Журнала»

Опубликовано March 29, 2016 at 08:00PM; мнение администрации сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: Обзор ЖЖ