«#ЖЖ»: О «поломанном метаболизме» худеющих из «Biggest Loser» …

В начале этой недели на сайте электронной версии издания The New York Times Company (NYTC), была опубликована статья «After ‘The Biggest Loser,’ Their Bodies Fought to Regain Weight» за авторством Джины Колата (Gina Kolata). Статья буквально всколыхнула общественность и наделала много шума в диетологической и около худеющей среде, ну и СМИ не преминули начать тиражировать "феноменальные" выводы статьи.

В статье рассказывается о результатах наблюдения [1] участников 8 го сезона реалити–шоу "Biggest Loser" (само шоу идет на канале NBC; в России франшиза этого шоу идет на СТС под названием "Взвешенные люди"), спустя 6 лет после окончания шоу. Которые были приведены в работе: Fothergill E et al. Persistent metabolic adaptation 6 years after "The Biggest Loser" competition. Obesity (Silver Spring). 2016 May 2. doi: 10.1002/oby.21538 [PubMed].

В рамках этого шоу, люди с крайней степенью ожирения, в течении 30 недель соревнуются между собой в темпах похудения, и должны существенно терять в весе до условно приемлемых и условно нормальных значений.
…При этом все это реализуется в очень сомнительном формате [2]:
— 6 дней в неделю 90 мин кардио, не особо низкоинтенсивного,
— силовые нагрузки,
— питание минус 70% от поддержки… сама поддержка ассчитывается у них по формуле: 21.6 kcal/kg·d × FFM (kilograms) + 370 kcal/d; макрос диеты 30% — белок, 45% углеводы, 35% жиры …
… и все это 30 недель …

Учёные сравнили метаболические показатели 14 из 16 участников шоу, которые были собраны перед началом шоу (само шоу длилось 30 недель), в конце шоу, и в течение 16 дней спустя 6 лет после окончания шоу.

Исследователи также обращают внимание, что во избежание отчаянных попыток испытуемых немного схуднуть перед контрольной проверкой, за 2 недели до контрольного теста, каждому участнику было направлено специализированное оборудование, с помощью которого отслеживалась их физическая активность на протяжении этих предтестовых 2х недель, и ежедневно удаленно получали данные через интернет. (Но учитывая, что как таковой контроль был достаточно свободным и отдан на откуп самим участникам, то как будет видно из обсуждения далее, участники все же предпринимали попытки привести себя в лучшую форму, что определнно отразилось и на полученных в исследовании данных).

Итак, данные полученные спустя 6 лет после окончания шоу, как говорится в статье NYT «шокировали ученых».

Ими было обнаружено, что якобы резкая потеря веса привела к существенному сокращению расхода энергии в состоянии покоя (RMR), и более того такое положение вещей сохранилось и на протяжении всех 6 лет после, что в свою очередь, вроде как бы повлияло на то, что почти все участники вернули обратно почти весь потерянный вес.

На каждом из коллажей ниже фото [некоторые участники]:
— первая фотография — актуальная форма участника (спустя 6 лет);
— вторая фотография — на момент начала участия в шоу;
— третья фотография — на момент окончания участия в шоу.

© The New York Times Company | 2016
© The New York Times Company | 2016
© The New York Times Company | 2016
© The New York Times Company | 2016

© The New York Times Company | 2016

Данные по RMR участников, можно наблюдать на приведенной ниже таблице (я специально выделил цветом соответствующую строку).

Из таблицы можно увидеть, что среднее значение RMR «по больнице» на момент начала шоу составляло что то около 2,607 ± 649 ккал/сут, по окончании шоу (через 30 недель) уже что то около 1,996 ± 358 ккал/сут, и спустя 6 лет это значение не только не изменилось, а даже стало еще ниже 1,903 ± 466 ккал/сут. При том, что при сравнимых показателях у людей сходного веса/роста/кол-ва жира/мышечной массы в теле, RMR должен по идее составлять 2,403 ± 507 ккал/сут, а у бывших участников шоу наблюдаются значения в 1,903 ± 466 ккал/сут, т.е. разница составляет порядка 500 ккал.

Почему я не сравниваю с показаниями RMR полученными еще до начала участия в шоу, т.е. шестью годами ранее? Все просто, такие сравнения, на мой взгляд, делать не совсем корректно, т.к. у испытуемых разные показатели хотя бы по композиции и весу тела, не говоря уже о неизвестных касающихся образа жизни испытуемых и их режима до момента контрольных измерений спустя 6 лет. К тому же стоит на забывать, что два человека одного и того же роста, веса и возраста могут иметь вариации в показаниях RMR до 10-15%, даже у здоровых людей. И эти показатели могут меняться на протяжении жизни, т.к. на них оказывает влияние и гормональный статус, и привычки, и (здоровые) изменения в метаболической картине человека и пр.

И именно эти данные и всколыхнули диетологическую общественность, и призрак «Сломанного Метаболизма», вновь начал подниматься с колен, и мол трудности удержания веса после любой низкокалорийной диеты, это чисто физиологическое явление, а проявление слабой воли диетящегося, потому как организм приспосабливается существовать в условиях меньшего количества калорий, даже с учетом потерянного веса. И чем дольше и интенсивнее будет иметь место быть факт ограничения калорий, тем существеннее будут последствия как для организма в целом, так и для метаболической картины в частности, и эти последствия могут продолжать преследовать худеющего годами.

В общем печаль ((((

Но так ли все плохо на самом деле? Ряд видных ученых, которые менее подвержены истерии метаболических кошмаров, внимательно изучив исследование "The Biggest Loser", все же начали выражать свой обоснованный скепсис. Свои комментарии в сети интернет дали и Лайл Макдональд и Джеймс Кригер, и Лей Пил, и многие другие, да и просто внимательные и увлеченные предметом вопроса люди, также были более прохладны в оценках кошмарности результатов полученного исследования.

Переведу (или точнее перескажу близко к тексту, адаптировав перевод для русскоязычного читателя), достаточно емкий, на мой взгляд, комментарий от Джеймса Кригера. Его комментарий на мой взгляд объединяет в себе мысли высказываемые большинством, по этому вопросу.

Джеймс Кригер:
«… RMR очень чувствителен к энергетическому дисбалансу (будь то дефицит энергии или ее избыток), и если вес тела не поддерживается в стабильном состоянии, то может создаться иллюзия, что RMR или растет или снижается по сравнению с нормальными значениями для данного человека.

Если более внимательно ознакомится с данными этого исследования (Persistent metabolic adaptation 6 years after "The Biggest Loser" competition), то можно увидеть, что собираемые в течение 2х недель (накануне финального 3х дневного лабораторного теста в клиническом центре Национальных Институтов Здоровья США (National Institutes of Health, NIH, США)) данные, были получены в том формате, в котором их фиксировали сами испытуемые (например, те же ежедневные взвешивания; там не наблюдалось какой либо стандартизации этой процедуры, т.е. не понятно даже в одежде они взвешивались или без; похоже, что им выдали весы и просто сказали, чтобы они ежедневно взвешивались, но без каких либо более детальных инструкций; в том числе и этот факт вызывает большие сомнения в том, что показания по весу могут свидетельствовать о его стабильности в период контроля).

При этом, несмотря на заявление исследователей, что масса тела испытуемых была относительно стабильной в течение нескольких недель предшествующих измерениям, но они все равно теряли порядка одного фунта в неделю (-37,3 ± 84,6 гр/сут). Да, возможно, эти данные и не достигают порога статистической значимости (хотя именно в данном исследовании, та самая статистическая значимость в вопросе стабильности веса тела, которая была признана исследователями «существенно не отличающейся от нуля», по сути не более чем произвольное значение, и учитывая слишком малую разницу, ее можно даже отнести к «ошибке типа II»: при которой нулевая гипотеза не отвергается, но когда она ложна, то делают вывод, что нет эффекта, тогда как в действительности он существует), но, в любом случае, эти данные свидетельствуют о том, что участники фактически были в дефиците калорий все то время, пока производились замеры (это в общей сложности 16 дней, включая 3 дня исследований в лаборатории), что в свою очередь позволяет сделать вывод о том, что RMR фактически был искусственно занижен, по сравнению с тем какой он есть на самом деле.

Более того, это исследование идет вразрез с другими контролируемыми исследованиями в этой области, которые показывают, что в связи с потерями веса наблюдается именно значительная отрицательная регуляция внетренировочной и спонтанной двигательной активности (NEAT/SPA), а не адаптация RMR. Но исследование "The Biggest Loser" напротив, показало не снижение физической активности, а именно значительное снижение RMR. Это заставляет меня подозревать, что испытуемые, осознавая, что так как они будут участвовать в контрольном эксперименте, и их текущие показания будут измеряться, то они все же пытались предпринимать активные попытки похудеть, и сознательно старались повышать свою повседневную активность. Собственно это может объяснить и более низкие значения RMR (потому что они были в дефиците калорий), и повышение физической активности (поскольку они, по всей видимости были и активнее и возможно пытались выполнять какие-нибудь физические упражнения).

Я всегда считал данные полученные в лаборатории Рудольфа Лейбела (Rudolph Leibel) являтся «золотым стандартом» в этой области, потому что у него испытуемые размещались в метаболических палатах в течение длительных периодов времени, результаты сравнивали с контрольной группой, и использовался качественно спланированный диетический протокол, а потребляемые калории скрупулезно учитывались, чтобы обеспечить стабильность веса тела у испытуемых.
[Rosenbaum M, Hirsch J, Gallagher DA, Leibel RL. Long-term persistence of adaptive thermogenesis in subjects who have maintained a reduced body weight. Am J Clin Nutr. 2008 Oct;88(4):906-12.]

И к примеру, данные полученные в 2008 году в лаборатории Рудольфа Лейбела, показали лишь незначительное сокращение RMR у испытуемых, причем большая часть адаптации приходилась именно на NEAT/SPA. К сожалению, Лейбел никогда не проводил испытания с людьми с такими большими потерями веса как участники Biggest Loser, и возможно, что такие значительные потери веса могут приводить к более экстремальной адаптации, но тем не менее, ввиду имеющихся ограничений, озвученных выше, я не думаю, что адаптация будет такой же высокой, как она была показана в исследовании "The Biggest Loser".

Более того, даже такое большое сокращение RMR, как оно было показано в исследовании "The Biggest Loser", никак не повлияло на общий ежедневный расход энергии (TDEE)/ И уже если и есть необходимость на чем то акцентировать внимание, то это должны быть значения TDEE, а не RMR, т.к. именно значения TDEE, действительно то что имеет значимость».

К тому же обратите внимание на значения лептина.

Это тоже очень чувствительный индикатор к изменению в тм числе и калорийности. Так например, в ответ на создаваемый дефицит калорий (диетой и/или упражнениями), уровни лептина могут "упасть" до 50% за неделю (или даже меньший срок), а уже после начального резкого падения, уровни лептина будут постепенно снижаться, в соответствии с уменьшающимся количеством жира. А учитывая, что испытуемые все же находились в дефиците (они худели по полкило в неделю), и сознательно повысили свою тренировочную, внетренировочную и спонтанную двигательную активность (т.к. уровень их физической активности был таким же высоким как во время 30ти недельного шоу (обратите внимание в таблице выше на последнюю строку "Physical activity (kcal/kg/d)", там уровень физактивности до начала шоу был 5.6 ± 1.8, на пике (в течении 30 недель шоу) — 10.0 ± 4.6, и спустя 6 лет, уровень активности опять — 10.1 ± 4.0), что определенно не выглядит естественным, а я сомневаюсь, что они по доброй воле, и самостоятельно готовы были на протяжении всех 6 лет изнурять себя в обычной жизни столь экстремальной тренировочной программой), то не мудрено, что в этих условиях лептин обвалился почти в половину от тех значений, которые фиксировались еще до того как они приняли участие в шоу 6 лет назад. Но мы можем лишь об этом догадываться, т.к. исследователи не делали контрольных измерений на протяжении всех этих 6 лет, а лишь собрали краткосрочные данные по истечении прошедших после шоу 6 лет.

Также очень к месту будет процитировать старую заметку от Лайла Макдональда ("Дорогой Лайл …": про метаболизм похудевшего "толстяка"), которую я публиковал в 2015 году в своем блоге. Эта заметка также достаточно хорошо отражает суть происходящего.

Лайл Макдональд:
«… Исследования состояния метаболизма людей страдающих ожирением, после того как они похудели, показывают, что даже при поддержании веса (т.е. когда калории были возвращены к нормальным значениям), наблюдается небольшое общее снижение основного обмена веществ (что то в пределах около 5 %) по сравнению с теми кто имеет такой вес в естественных условиях (без похудения). Это означает, что если мы сравним, человека весом 82 кг (который имеет их без какой либо диеты), с человеком, который достиг этих же 82 кг, то у второго будет наблюдаться несколько сниженная скорость обмена веществ по сравнению с прогнозируемыми значениями. Но в целом при употреблении калорийности на уровне обслуживания, это не имеет большого значения.

На указанное замедление обмена веществ, в большей части, по всей видимости, влияет сокращения ежедневного расхода энергии за счет снижения спонтанной двигательной активности (NEAT), я уже затрагивал этот вопрос в «Permanent Metabolic Damage – Q&A». Т.о., это вероятно объясняет, почему физические упражнения, кажется, имеют намного больше влияния на поддержание веса, чем непосредственно сам процесс потери веса в результате диеты (опять же, я подробно об этом говорил в «Exercise and Weight/Fat Loss Part 2»).

Я не знаю ни одного исследования, которое бы подтверждало, что похудевшие после ожирения люди, показывали долгосрочное уменьшение именно спонтанной активности в долгосрочной перспективе. Но, что касается именно общего эффекта замедления обмена веществ (в пределах указанных выше 5% от ООВ), у людей, ранее страдавших ожирением, то да, многолетние наблюдения во временном диапазоне от 2 до 5 лет, показывают, что похоже этот эффект не пропадает насовсем, т.е. он продолжает наблюдаться у этих людей постоянно, но в целом он незначителен.

Также вероятно, что на этот постоянный эффект замедления метаболизма у таких людей, в том числе влияет, т.н. Set-Point [ Znatok Ne: о set-point, вы можете также прочесть в моих книгах: "Bromocriptine: An Old Drug with New Uses", "А Guide to Flexible Dieting. How Being Less Strict With Your. Diet Can Make it Work Better", а также в статье "Set points, Settling points, and Bodyweight Regulation" part 1 | part 2 ]. Set-point — заданный генетически (скорее всего) процент жира в организме, к поддержанию уровня которого, тело стремится на протяжении всей жизни. Как уже упоминалось, считается (в основном), что уровень set-point’a задается генетически, но, кажется, бывают некие критические периоды в жизни, когда этот set-point может, в зависимости от условий (количество и качество питания) измениться – это внутриутробоное развитие, период сразу после рождения, переходный период и беременность; также есть сведенья, что лишний вес, особенно если его «носили» на протяжении длительного периода времени, перманентно повышает set-point; и практически нет никаких данных о том, что set-point может быть «переустановлен пониже». Исследования, как на людях, так и на животных, которые несколько лет поддерживали достигнутый после похудения вес, не показали окончательного восстановления метаболизма, он так и остался слегка пониженным (помним про 5%). Лично я предполагаю, что если set-point и снижается когда-нибудь, то разве что после долгих-долгих лет поддержания сниженного веса. А если учесть, что большинство людей в течение нескольких лет набирают обратно все сброшенные килограммы, то можно сказать, этого никогда не происходит».

Я не буду капитаноочевидеть на тему, что методы, используемые для медийного скоростного похудения людей с ожирением (да и просто людей с избыточным весом), слабо соотнотносятся с реальностью нормализации пищевого поведения и заложением его основ на будущие годы. Но просто похудеть — не достаточно, нужно научить человека с этим жить, научить сбалансированному питанию и принципам его построения, научить дружить со своими пищевыми психотараканами и прочему. И именно такой вывод, на мой взгляд, стоит сделать из этого исследования, а не пытаться найти в нем подтверждение, никак пока не подтверждаемых наукой данных о «поломанном метаболизме», на восстановление которого требуются годы.

ССЫЛКИ:
1. Fothergill E et al. Persistent metabolic adaptation 6 years after "The Biggest Loser" competition. Obesity (Silver Spring). 2016 May 2. doi: 10.1002/oby.21538 [PubMed].
2. "Уровень падения метаболизма на диете" by Znatok Ne
3. «After ‘The Biggest Loser,’ Their Bodies Fought to Regain Weight» by Gina Kolata.
4. "A Response To The New York Times Biggest Loser Study" by Leigh Peele

источник — znatok_neznatok_ne 
[0 ссылок 95 комментариев 5900 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

Топ «Живого Журнала»

Опубликовано May 07, 2016 at 03:41PM; мнение администрации сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: Обзор ЖЖ