«#ЖЖ»: «Джентльмен в поисках десятки», или Когда нарциссу очень голодно

С читательницей на днях случилась история почти по Чехову («Маска»):

«Часто хожу обедать в одно кафе. Вот и вчера зашла, спокойно села, дождалась заказ и стала есть. Вдруг заходит пожилая женщина с не очень приятным выражением лица, а с ней — девушка. И… садятся за мой столик, даже не спросив что я думаю по этому поводу.
Я вежливо говорю:
— Простите, здесь занято.

На что эта женщина, презрительно поджав губы, говорит:
— Ну и что? Вам же есть место, вот и сидите.

Я немного офигеваю, повторяю, что здесь занято и добавляю, что есть свободные столики. Тут в разговор вмешивается девушка, сопровождающая эту женщину, и начинает меня позорить:

— Да как вы смеете? Да что вы себе позволяете? Перед вами пожилой человек! Да вы вообще, знаете, кто она?!
Я еще больше офигеваю, прошу официанта подойти к нам, вкратце рассказываю историю, на что официант вежливо просит их пересесть.

И тут эта женщина начинает орать:

— Представьтесь, кто вы такая, мне нужно знать ваши ФИО, чтобы вас потом найти и наказать!

Тут я криво улыбнулась и молча ушла к стойке, чтобы заплатить и уйти. У меня до сих пор ощущение, что меня облили дерьмом. Что это вообще было?»

Что это было? Голодная нарциссиха. «Джентльмен в поисках десятки», как выражался Остап Бендер. Жрать пока нечего, так надо хоть печеньем похрумкать.

"Я тут 15 лет медитирую"
У меня был такой случай в Пицунде. Однажды мы всей семьей были на пляже. Сели в теньке под сосной. Вскоре появилась дама с недовольным видом и чуть ли не у нас на голове стала усаживаться в позу лотос. Мы ей сказали, так же, как и читательница: тут занято.

На что она разразилась тирадой: дескать, под этой сосной она уже 15 лет медитирует, у нее тут место силы, энергетические потоки и т.п. Мы тут же встали и ушли.

Почему ушли? Да потому что нормальный человек сам видит, что занято. И если он лезет вам на голову — это означает, что это человек не нормальный, и он нарывается на скандал.
Разборки и ругань с финальным утверждением своей власти — очень питательная пища для нарцисса. Вы очень разочаруете его, если уйдете после обмена парой реплик. А уж если вы извинитесь и уйдете (или просто уйдете, как только он начнет пристраиваться к вам на голову) — он запросто может лопнуть от злости.

Некоторые считают такое поведение проявлением слабости. Мол, надо разговаривать с быдлом на его языке. Доказывать, что «вас тут не стояло» и не уступать ни пяди земли.

Безусловно, если вы психопат, вы получите от этого противостояния свое извращенное удовольствие. Если же вы нормальный человек, вас будет трясти и во время, и после этого «поединка». А вот вампир, наливаясь нарциссическим ресурсом, будет розоветь на глазах.

Конфуз интеллигентов
В подобный просак попали герои чеховской новеллы «Маска», которые начали качать права, пытаясь призвать к порядку пьяного дебошира.

«Дверь отворилась, и в читальню вошел широкий, приземистый мужчина,
одетый в кучерской костюм и шляпу с павлиньими перьями, в маске. За ним
следом вошли две дамы в масках и лакей с подносом. На подносе была пузатая
бутыль с ликером, бутылки три красного и несколько стаканов.

— Сюда! Здесь и прохладнее будет, — сказал мужчина. — Становь поднос на
стол… Садитесь, мамзели! Же ву при а ля три-монтран! А вы, господа,
подвиньтесь… нечего тут!

Мужчина покачнулся в смахнул рукой со стола несколько журналов.

— Становь сюда! А вы, господа читатели, подвиньтесь; некогда тут с
газетами да с политикой… Бросайте!

— Я просил бы вас потише, — сказал один из интеллигентов, поглядев на
маску через очки. — Здесь читальня, а не буфет… Здесь не место пить.

— Почему не место? Нешто стол качается или потолок обвалиться может?
Чудно! Но… некогда разговаривать! Бросайте газеты… Почитали малость и
будет с вас; и так уж умны очень, да и глаза попортишь, а главнее всего — я
не желаю и все тут.

Лакей поставил поднос на стол и, перекинув салфетку через локоть, стал
у двери. Дамы тотчас же принялись за красное.

— И как это есть такие умные люди, что для них газеты лучше этих
напитков, — начал мужчина с павлиньими перьями, наливая себе ликеру. — А по
моему мнению, вы, господа почтенные, любите газеты оттого, что вам выпить не
на что. Так ли я говорю? Ха-ха!.. Читают! Ну, а о чем там написано? Господин
в очках! Про какие факты вы читаете? Ха-ха! Ну, да брось! Будет тебе
кочевряжиться! Выпей лучше!

Мужчина с павлиньими перьями приподнялся и вырвал газету из рук у
господина в очках. Тот побледнел, потом покраснел и с удивлением поглядел на
прочих интеллигентов, те — на него.

— Вы забываетесь, милостивый государь! — вспыхнул он. — Вы обращаете
читальню в кабак, вы позволяете себе бесчинствовать, вырывать из рук газеты!
Я не позволю! Вы не знаете, с кем имеете дело, милостивый государь! Я
директор банка Жестяков!..

— А плевать мне, что ты — Жестяков! А газете твоей вот какая честь… Мужчина поднял газету и изорвал ее в клочки.

— Господа, что же это такое? — пробормотал Жестяков, обомлев. — Это странно, это… это даже сверхъестественно…

— Они рассердившись, — засмеялся мужчина. — Фу-ты, ну-ты, испугался!
Даже поджилки трясутся. Вот что, господа почтенные! Шутки в сторону,
разговаривать с вами мне не охотно… Потому, как я желаю остаться тут с
мамзелями один и желаю себе тут удовольствие доставить, то прошу не
претикословить и выйти… Пожалуйте-с! Господин Белебухин, выходи к свиньям
собачьим! Что рыло наморщил? Говорю, выходи, стало быть и выходи! Живо у
меня, а то, гляди, не ровен час, как бы в шею не влетело!

— То есть как же это? — спросил казначей сиротского суда Белебухин,
краснея и пожимая плечами. — Я даже не понимаю… Какой-то нахал врывается
сюда и… вдруг этакие вещи!

— Какое это такое слово нахал? — крикнул мужчина с павлиньими перьями,
рассердившись, и стукнул кулаком по столу, так что на подносе запрыгали
стаканы. — Кому ты говоришь? Ты думаешь, как я в маске, так ты можешь мне
разные слова говорить? Перец ты этакий! Выходи, коли говорю! Директор банка,
проваливай подобру-поздорову! Все уходите, чтоб ни одной шельмы тут не
оставалось! Айда, к свиньям собачьим!

— А вот мы сейчас увидим! — сказал Жестяков, у которого даже очки
вспотели от волнения. — Я покажу вам! Эй, позови-ка сюда дежурного старшину!

Через минуту вошел маленький рыженький старшина с голубой ленточкой на
лацкане, запыхавшийся от танцев.

— Прошу вас выйти! — начал он. — Здесь не место пить! Пожалуйте в
буфет!

— Ты откуда это выскочил? — спросил мужчина в маске. — Нешто я тебя
звал? — Прошу не тыкать, а извольте выйти!

— Вот что, милый человек: даю тебе минуту сроку… Потому, как ты
старшина и главное лицо, то вот выведи этих артистов под ручки. Мамзелям
моим не ндравится, ежели здесь есть кто посторонний… Они стесняются, а я
за свои деньги желаю, чтобы они были в натуральном виде.

— Очевидно, этот самодур не понимает, что он не в хлеву! — крикнул
Жестяков. — Позвать сюда Евстрата Спиридоныча!

— Евстрат Спиридоныч! — понеслось по клубу. — Где Евстрат Спиридоныч?

Евстрат Спиридоныч, старик в полицейском мундире, не замедлил явиться.

— Прошу вас выйти отсюда! — прохрипел он, выпучивая свои страшные глаза
и шевеля нафабренными усами.

— А ведь испугал! — проговорил мужчина и захохотал от удовольствия. —
Ей-ей, испугал! Бывают же такие страсти, побей меня бог! Усы, как у кота,
глаза вытаращил… Хе-хе-хе!

— Прошу не рассуждать! — крикнул изо всей силы Евстрат Спиридоныч и
задрожал. — Выйди вон! Я прикажу тебя вывести!

В читальне поднялся невообразимый шум. Евстрат Спиридоныч, красный как
рак, кричал, стуча ногами. Жестяков кричал. Белебухин кричал. Кричали все
интеллигенты, но голоса всех их покрывал низкий, густой, придушенный бас
мужчины в маске. Танцы благодаря всеобщей сумятице прекратились, и публика
повалила из залы к читальне.

Евстрат Спиридоныч для внушительности позвал всех полицейских, бывших в
клубе, и сел писать протокол.

— Пиши, пиши, — говорила маска, тыча пальцем ему под перо. — Теперь что
же со мной, с бедным, будет? Бедная моя головушка! За что же губите вы меня,
сиротинушку? Ха-ха! Ну, что ж? Готов протокол? Все расписавшись? Ну, теперь
глядите!.. Раз…два… три!!..

Мужчина поднялся, вытянулся во весь рост и сорвал с себя маску. Открыв
свое пьяное лицо и поглядев на всех, любуясь произведенным эффектом, он упал
в кресло и радостно захохотал. А впечатление действительно произвел он
необыкновенное. Все интеллигенты растерянно переглянулись и побледнели,
некоторые почесали затылки. Евстрат Спиридоныч крякнул, как человек,
сделавший нечаянно большую глупость.

В буяне все узнали местного миллионера, фабриканта, потомственного
почетного гражданина Пятигорова, известного своими скандалами,
благотворительностью и, как не раз говорилось в местном вестнике, — любовью
к просвещению».

Чего же добились герои Чехова? Их прилюдно унизили, заставили принести извинения моральному уроду, а ему не только все сошло с рук, но и стало подтверждением его всемогущества. Представляете, сколько нарциссического и психопатического ресурса он разом отожрал!
— смешал с грязью интеллигентных людей, которым, видимо, нарциссически завидовал.

— покрасовался удалью молодецкой перед собутыльницами и прочими участниками действа.

— в очередной раз утвердил свою власть и ненадолго успокоил свою вечную психопатическую тревогу, что ты не самый всемогущий…

В каких ситуациях нужно противостоять хищнику? Только в тех, когда у вас нет возможности уйти от столкновения. Вы в тюрьме. На необитаемом острове. Встретились один на один на узкой дорожке.

И то не факт, что противостоять надо агрессивно. Если есть хоть малейшая возможность, лучше попытаться схитрить — «перевести тему», подыграть. Еще лучше — убежать (спрятаться).

Биться с психопатом на обломках арматуры нужно только в самом крайнем случае — когда есть прямая угроза вашей жизни или в каких-то равноценных ситуациях. (как героиня фильма "Дьявольский остров")

А что думаете вы?

источник — tanja_tanktanja_tank 
[0 ссылок 152 комментариев 5018 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

Топ «Живого Журнала»

Опубликовано May 09, 2016 at 01:21AM; мнение администрации сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: Обзор ЖЖ