«#ЖЖ»: cost of being a Superman

Давайте поговорим о вселенской справедливости. Как я понимаю, история про Лизу задела многих за живое. Я получила много комментариев и личных сообщений, суть которых сформулировал жж-юзер chapai67, написавший: « интересное здесь — это уверенные ожидания, а даже в какой то мере предложения переживающей публики чтоб автор поста пошла и разобралась, покарала и восстановила справедливость. ” Кроме озвученных «ожиданий», я получила еще и порцию осуждений, обвинений, и даже рекомендаций, как мне следует поступить. Например, лично взять под опеку всех, пострадавших от мошенничества, купить их детям одежду и обувь, заняться их делами и даже отвести в некоторый «апелляционный офис» (whatever it means). Обсуждать здравость этих предложений — дело пустое, но поговорить о социальной ответственности всегда интересно.

Абстрагируемся на минутку от эмоциональной составляющей ситуации. Взрослые и очевидно не страдающие умственным расстройством люди решили вложить свои сбережения в некоторый проект, обещающий скорое и незатруднительное получение бенефита. Скажем, дивиденды по акциям МММ. Или гринкард в обход тех методов, которые традиционно предлагают иммиграционные адвокаты. Через какое-то время эти люди оказываются без денег и без обещанного, и приходят к третьему лицу, которое советов как вкладывать деньги не давало, поручителем в деле не выступало, родственных отношений с обманутым вкладчиком не имеет. Единственное отличие этого лица от любого прохожего на улице в том, что это лицо, в силу профессиональной компетенции, может с уверенностью и мотивированно заявить, что ни возврата денег, ни обещанного бенефита, пострадавший вкладчик не увидит. Естественно, денег на судебные разбирательства с мошенниками у жертвы уже нет, потому что, собственно, все деньги уже у этих самых мошенников.
…В этот момент третье лицо может объяснить пострадавшему, куда жаловаться и какие благотворительные организации могут помочь с легальной стороной дела бесплатно. На этом третье лицо считает свой долг обществу выполненным и не берет на себя труд проверять, воспользовались ли пострадавшие от отъема денег этими рекомендациями.
Это абстрактная ситуация, которую мы теперь переведем в область мошенничества в иммиграционных делах.

Как я уже однажды писала, адвокатская деятельность в Штатах строго регулируется с одной стороны — коллегией, которая занимается лицензированием адвокатов, с другой судами, которые имеют дисциплинарные полномочия. В иммиграционном праве есть регулирующий прецедент, разрешающий клиенту «открыть» уже проигранное дело заново и получить второй шанс на рассмотрение, если плохой результат был получен по причине очевидной некомпетентости или недобросовестности адвоката. Такая возможность требует соблюдения довольно сложных процессуальных норм, но является известной практикой.

Однако, никакого «второго шанса» не положено тому, кто отнес свои деньги человеку без адвокатской лицензии. Ни у коллегии, ни у судов просто нет юрисдикции в отношениях двух частных лиц, договорившихся об обмене некоторой денежной суммы на какие-то услуги. Хороши ли эти услуги и стоят ли они заявленных денег — решать сторонам, участвующим в транзакции. Если кто-то решил, что шесть тысяч долларов — адекватная цена за получение проверки уголовной истории через он-лайн систему местного полицейского участка, открытую каждому с доступом к компьютеру, этот человек сам себе злобный буратино. Мы можем его по-человечески жалеть и указать на то, что за эту услугу он заплатил на $5,975.00 больше, чем она того стоит, воздействовать на мошенников через адвокатскую коллегию не получится. Потому что у адвокатов есть обязательство объяснять политику ценообразования в случае жалобы в коллегию, а у не-адвокатов такого обязательства нет.
Теперь вернемся к вопросу, что можно сделать человеку, который уже оказался в ситуации, когда не просто заплачены деньги, а поданными петициями или прошениями уже запущен депортационный процесс. В данном случае, подачей петиции мошенники от иммиграции вовлекаются в процесс, известный как unauthorized practice of law. То есть, оказание юридических услуг без лицензии.

В общем и целом, в прецедентном праве сформулирована позиция, что тот, кто воспользовался юридическими услугами лица без лицензии, зная, что это не адвокат, то сам выбрал свои риски. В той же Аризоне — 200 иммиграционных адвокатов. Тот, кто почему-то выбрал не одного из них, а какое-то лицо без адвокатской лицензии, принял решение рискнуть в иммиграционном процессе. То есть, войти в дело и требовать устранения последствий с мотивацией «неэфективная работа адвоката» не получится. Перед нами человек, который уже в депортации, а значит дальнейшая его судьба определяется ходатайствами, петициями, и судебными слушаньями.

Опять же, не скажу за все штаты, но в Аризоне обычное депортационное дело обходится клиенту в диапазоне от $4,000 до $10,000. Возможны варианты, включающие апелляции и пересмотры в федеральном суде, где-то может требоваться дополнительное участие уголовного адвоката, где-то требуются эксперты за дополнительные деньги. Но, в любом случае, на ведении депортационного дела адвокат зарабатывает некоторую сумму, которая оплачивает содержание офиса и зарплату. Думаю, что ни для кого не будет сюрпризом узнать, что благосостояниe частно-практикующего адвоката зависит напрямую от количества дел в производстве и платежеспособности клиентов. You eat what you kill.

Предполагаю, что читатели, разочарованные моим нежеланием восстанавливать справедливость, не предполагали, что я в частном порядке пойду бить окна в офисе своей бывшей сотрудницы. От меня, очевидно, ожидается, что я оценю глубину финансовой и душевной травмы каждого, приходящего с неутешительным рассказом ко мне в офис, а потом как-то починю их ситуацию. Восстановление справедливости — цель благая, поэтому мне, видимо, предлагается отложить дела клиентов, которые платят за мою работу, и взять десяток-другой депортационных дел. Оплата офиса, зарплаты моим сотрудникам, и мои личные счета должны подождать, пока справедливость не будет восстановлена.

Собственно, всвязи с этим мне хотелось бы спросить, как много среди моих читателей людей, готовых при встрече с такими жертвами мошенничества нанять им за свой счет адвоката, организовать переводчика, ходить по инстанциям, сидеть с их детьми на время судебных заседаний? А если таких пострадавших не один, а больше? Я вот как-то такой широтой души (да и финансовыми возможностями) не обладаю, поэтому мне трудно требовать такой самоотдачи от других. У меня остается какое-то неловкое чувство от людей, самоутверждающихся в своих высоких моральных качествах через возмущение: «А почемы Вы не разобрались? Не наказали? Не помогли?» Этакая благотворительность за чужой счет.
Или я зря плохо думаю о возмущающихся моей социальной пассивностью, и все эти люди финансово и своим временем, часто в ущерб основной работе и семье, регулярно спасают мир?

источник — logofilkalogofilka 
[0 ссылок 99 комментариев 5072 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

Топ «Живого Журнала»

Опубликовано May 21, 2016 at 08:00AM; мнение администрации сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: Обзор ЖЖ