«#ЖЖ»: Как найти мужа? Пришла беленькая женщина с заплаканными глазами в больницу

Пришла беленькая женщина с заплаканными глазами в больницу мужа навестить.
Ходит растерянная по отделению нейрохирургии, заглядывает в палаты, всем мешает.
Медсестра Рима, дождавшись момента, когда посетительница эта оказалась в наиболее удалённой от неё точке коридора, заорала:
— Женщина! Женщина, я вам говорю! Кого вы всё ищите?!
Обрадованная таким вниманием женщина подошла к амбразуре сестринского поста и сказала тихо:
— Моя фамилия — Алёхина. Моему мужу, он тоже Алёхин, завтра операцию должны делать. По телефону сказал, что в третьей палате лежит, а его там нет….
— Алёхин? Это какой Алёхин? С грыжей диска?
— У моего мужа — аденома гипофиза.
— А, помню, помню. Конечно, Алёхин…. Так его же неделю , как выписали!
— О чём вы говорите?! Моего мужа должны оперировать завтра!
Сестра порылась в бумагах и сказала:
— Женщина! Нет у нас на сегодняшний день больного Алёхина в отделении! Обратитесь ка лучше к заведующему. Вон он, изверг, сюда идёт.
Круглый заведующий весело катился по коридору, сверкая попеременно под лампами «дневного света» то лысиной, то белоснежной улыбкой, то золотой оправой очков.
-Ах-ах-ах!- возликовал он, увидев направившуюся к нему посетительницу. — Светлана Петровна! Я вас уже заждался. Принесли диссертацию?
Распахнул дверь своего кабинета:
— Заходите, многоуважаемая.
Женщина ( назавём её Анна) , недоумевая, вошла во владения сверкающего доктора и сказала:
— Спасибо. Но я не Светлана Петровна и о какой диссертации вы говорите- не понимаю.
…Я пришла навестить своего мужа. Алёхин его фамилия….
Доктор стремительно подошёл к ней и, обдав смесью запахов дезодоранта, перегара и кариесных зубов, громким шёпотом сказал:
— Конечно, конечно! Я просто не хотел привлекать внимания к нашей встречи. И зачем опять поминать твоего мужа? Разве после всего, что между нами было, с ним не покончено?
С этими словами доктор привлёк к себе Анну и стал быстро расстегивать пуговицы её кофточки.
С трудом освободившись из цепких объятий , Анна вылетела в коридор отделения.
В холле сидел на инвалидном кресле сухенький старичок. Его дыхание, через торчащую из горла трахеостомической трубки, было шумным, свистящим.
Старик толкнул колёса кресла, подкатился к растрёпанной Анне и, закрыв просвет трахеостомы пальцем, захрипел:
— Кого ищешь, дочка?
— Мужа ищу, Алёхина Александра. Он в третьей палате лежал.
Старик внезапно мучительно закашлялся. Из трубки в его горле пошла пузырями окрашенная кровью мокрота. Отдышавшись, старик прошипел:
— А,в третьей… Тогда что ж… Тогда — понятно. В третьей- это да….
Анна встревожилась:
— Что такого особенного в этой палате? Что вам понятно?!
Но дед уже с грохотом отъезжал от Анны на своей колеснице, задевая колёсами за стулья и столы.
Уже в последний момент, выезжая из холла, он обернулся к женщине и сказал неожиданно громко и чётко:
— Ты бы, болезная, в морг сходила. Муж твой непременно там.

По дорожке, выложенной жёлтой плиткой, обсаженной красными тюльпанами и маками, мимо цветущих каштанов и кустов обморочной сирени, дошла Анна до трёхэтажного коттеджа отделения патологоанатомии.
Легкомысленные башенки на этом коттедже и барельефы с полураздетыми женскими фигурами на фронтоне, говорили о том, что строилось это здание с далёкими от медицины целями. Но что то не сложилось, кого-то арестовали и даже, как утверждают некоторые- посадили. В результате такой акробатики чудесный дом передали во владение местному здравоохранению. Кому пришло в голову разместить в этой бонбоньерке морг- история умалчивает.
Вежливый санитар усадил Анну в комнате ожидания при зале траурных церемоний и пошёл искать заведующего моргом.
В этой, блистающей чистотой комнате, предательски пахло сосновыми досками , хвоей и, едва уловимо — сырым мясом, как оно пахнет в мясных рядах на рынке в жаркий день.
Минут через десять медленно отворились обе половины массивных дверей, за которыми открылся чёрный коридор, ведущий куда-то вниз и из этой тьмы выскользнула юная белокурая девушка, похожая на одуванчик, готовый к полёту: тонкий стебелёк ,копна белых пушистых волос.
Молча , она подвинула кресло и села на его подлокотник напротив Анны.
На правом её предплечье Анна увидела каплю чего-то , как кетчуп, густого и красного.
Девушка поймала взгляд Анны, тоненьким пальчиком сняла эту каплю, глянула мельком на добытое и розовым язычком — слизнула.
А потом сказала, как пропела:
— Здравствуйте! Меня зовут Изольда Прохоровна. Я сорок лет возглавляю патологоанатомическую службу нашей больницы. Давайте я расскажу вам о наших услугах. Во-первых, самое популярное и доступное по цене: получение тела вашего родственника без вскрытия…
Анна перебила:
— Я просто хотела узнать не у вас ли мой муж. Его фамилия Алёхин.
Изольда Прохоровна посуровела:
— Фамилия здесь не имеет никакого значения! Я, с вашего разрешения, продолжу.
Если эта услуга вас не заинтересовала, то я могу предложить вам вскрытие с постановкой заказанного вами диагноза. Это очень популярно у тех, кто подаёт в суд на больницу. Нет? Тогда, возможно, вы хотите оформить вскрытие и свидетельство о смерти на живого человека? Что проще: оформить человека умершим и забот с ним никаких! Многие так отбивают квартиры, место работы, состояния. А некоторые заказывают шутки ради. Забавно ведь, согласитесь, вручить юбиляру свидетельство о его смерти на торжественном банкете.
И девушка залилась звонким смехом.
Отсмеявшись, продолжила:
— Вы сказали, что ищите здесь мужа? И эта услуга у нас есть! Многие одинокие женщины, не бывшие за мужем, оформляют у нас бесхозные тела на свою фамилию, хоронят их, получают документы о смерти и гордо носят потом звание вдовы. Ухаживают за могилкой, поминают , молятся за умерших в церкви. Жизнь их приобретает смысл. К тому же, вы это из литературы, наверное, знаете, что многие такие вдовы именно на кладбище знакомятся с мужчинами -вдовцами и устраивают уже реальную семейную жизнь. Вот, например…
Анна вскочила с кресла и выбежала из морга под шелестящие листвою каштаны, к запаху цветов и скошенной травы.
« К главному врачу! Самому главному. Наиглавнейшему. Мудрому и всё понимающему врачу с очень большой буквы. Вот он им задаст!» Так думала Анна по дороги к основному корпус больницы.
В приёмной главного врача толстая секретарша, похожая на Валерию Новодворскую, приветливо сказала Анне:
— Придётся немного подождать. Главный сейчас тестирует больничную женскую команду КВН. Скоро в Москву едем! Я ( секретарша скромно потупилась)- капитан нашей команды.
В окно приёмной светило яркое весеннее солнце. На подоконнике буйно зеленели цветы в горшках. Белая трубка телефонного аппарата на столе секретарши была испачкана губной помадой.
Внезапно двери в кабинет главного врача открылись и оттуда выплыли шесть стройных девушек в рискованных купальниках. На шее у каждой болтался фонендоскоп. Ухоженных головки девушек венчали белые медицинские шапочки с красными крестами.
Вслед им, из кабинета раздался зычный голос:
— У приёмного покоя вас ждёт микроавтобус. Езжайте в солярий! Там оплачено на десять дней вперёд. Нельзя с такой бледной кожей к Маслякову.
Секретарша зашептала Анне:
— Очень он за нас болеет! Мы такую бомбу готовим! Это сейчас девушки — в бикини, но на сцену в Москве мы выйдем совершенно обнажёнными! Представляете?
Через минуту Анна уже сидела в кресле у огромного стола главного врача.
Главный казался усталым и сонным.
— Ну, что, поговорим… Впрочем я уже в курсе: звонили мне уже о вашей беде. Но вы вот что мне скажите: есть ли у вас какой нибудь документ, подтверждающий, что у вас есть муж?
Хорошо, хорошо: был! Какой документ? Ну, хотя бы- паспорт с отметкой о браке…
Что бы нам лучше друг друга понять, давайте ка я расскажу вам о себе.
Любите ли вы музыку так, как люблю её я? Ничто не вызывает во мне с такой силой прошлого, как музыка. Музыка — язык души и мелодия нежных ветерков, колеблющих струны чувств. Она — тонкие пальцы воскрешающие на страницах фантазии воспоминания о часах подлинной скорби и отчаяния или о кратких мгновениях истинной радости и веселья.
Что в человеческой жизни может вызвать такие же волнения, такие же высокие чувства, что вызывает в нас музыка? Был ли у вас муж, или его никогда не было, какое это имеет значение по сравнению с тем, что может дать вам музыка. Для каждого она — своя, Одним необходимо церковное пение, другим жизненно потребен Сибелиус или Чайковский. Человек, далёкий от музыки может просто не знать, в какой из симфоний и какого композитора заключенно его счастье. Найти эту музыку- вот цель любого человека, вот ключ к счастью и гармонии.
А вы говорите — муж! Да позвоните вы домой! Может быть они там? Бывает ведь так: живут люди друг с другом и не замечают этого. Звоните прямо сейчас, при мне.
Анна , как в трансе, медленно достала телефон и вызвала мужа.
Долго слушала она гудки и когда уже хотела отключиться, в трубке щёлкнуло и родной голос сказал:
-Анна? Ты где? Приезжай скорее. Я так соскучился.
Не помня себя,Анна добежала до парковки у больнице, где она оставила свой автомобиль, села за руль, завела мотор и вдруг поняла, что совершенно не помнит дорогу от больницы до своего дома на Малой Ахтырской улице.
Анна судорожно набрала в навигаторе свой адрес и полетела домой.
Женщина со спутника повела её петлистым путём по незнакомым улицам, мимо незнакомых строений , парков и бульваров.
Наконец Анна выехала на загородное шоссе и навигатор сказал:
— Продолжайте движение прямо пять километров.
Внезапно очень быстро стемнело и всё вокруг странно изменилось. Исчез зелёный цвет, небо затянуло тучами. Ветер понёс по обочинам жёлтые листья. В кабине стало холодно и Анна включила обогрев.
Вскоре машина уткнулась в массивные металлические ворота. Странно знакомыми они показались Анне.
Выйдя из машины она побежала по песчаным дорожкам мимо чёрных плит с которых смотрели на неё бледные лица незнакомых людей.
«Да ведь это кладбище!»- подумала Анна.
Ноги сами принесли её к могиле с надгробьем в виде белого мраморного креста в низкой чугунной ограде. Внутри ограды могила была присыпана песком и сухим растительным мусором. Между плитками торчала жёлтая пожухшая трава.
Анна раздвинула эту траву у подножья памятника и прочитала на подставке креста чёрную надпись :
«Алёхин Павел Викторович. 5 мая 1980 г. — 25 мая 2014 г. Душу твою забрало море. Спи спокойно».
С фотографии глянуло на Анну незнакомое лицо. И даже не то, что бы- незнакомое, а неуловимое, меняющееся и мерцающее. То она видела на памятнике лицо белозубого заведующего нейрохирургии, то лицо деда с трахеостомой, то лицо главного врача, а то и личико юной начальницы морга.
Только иногда лицо это «зависало». Оно переставало на несколько секунд мерцать и дробиться и тогда Анна видела кого-то очень родного, того, чьё лицо она не хотела бы видеть на могиле.
— Какое море?- вслух спросила Анна.- Нет ведь у нас никакого моря.
Она присела на лавочку у могилы и задумалась.
Куда теперь идти и где искать мужа?

источник — onoff49onoff49 
[0 ссылок 74 комментариев 5205 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

Топ «Живого Журнала»

Опубликовано May 28, 2016 at 07:00AM; мнение администрации сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: Обзор ЖЖ