«#ЖЖ»: Дачная эмиграция Вообще, надо заметить, что петербуржцы свой город

Вообще, надо заметить, что петербуржцы свой город несомненно любят, но — стараются всячески избегать. Что несомненно и ещё одна сторона вот того же нарочитого (видимо, всё же без вопросительного знака нарочитого) провинциализма, о котором было в двух постах выше. И массовое и просто таки фанатическое пристрастие петербуржцев к дачам явно из той же серии.

Да, это много где распространенно, но пожалуй нигде не имеет настолько ярко выраженного характера как здесь. Средний петербуржец живёт в режиме дом-работа-дом-работа-ура!-на-дачу — и это не просто с удовольствием декларируется, но и холится, и лелеется, и всячески подчёркивается, в качестве именно что статусного свойства. Различия лишь в престижности: те, у кого жизнь удалась от слова совсем, это квартира на Каменном острове и дача в Репино; средней удачливости вариант квартира на Ваське и дача где-нибудь на Севере; для прочих и варианты тоже прочие, но само наличие загородной недвижимости неизбежно в любой конфигурации состоявшегося существования. А иначе — ну, какой же ты после этого петербуржец?

Нет, в лицо этот вопрос-ответ никогда конечно же не прозвучит, разве что в виде шутливой подначки. Но ведь и так всем об этом всё понятно, по умолчанию. Мало того — у людей может быть полная разруха в городской квартире, у них могут быть весьма скромные по местным меркам доходы, но — всё равно все ресурсы будут брошены на обустройство загородного жилья, и это без вариантов. При том, что дачей получается воспользоваться в лучшем случае месяца четыре в году (Север, как никак), а в квартире ты живёшь постоянно — и всё равно дача в плане благоустройства будет в однозначном приоритете. У тебя вполне может не быть машины (что по местным реалиям весьма неудобно), но это совершенно не опускает тебя в глазах окружающих. Однако у тебя попросту не может не быть дачи — иначе ты неудачник. "Не у дачи" потому что — чем не альтернативная этимология?

И ладно бы речь шла о бегстве из каменных джунглей — «пустите в пампасы, дайте продышаться от чада и смога» — вот это всё. Но ведь Петербург может восприниматься как «весь лишённый зелени» лишь на очень торопливый туристический взгляд. В реальности же в городе просто фантастическое обилие садов и парков, на любой вкус. Не знаю, есть ли на свете ещё более зелёный город (не вникал и не сравнивал), но таковых явно не слишком много.

Хочешь камерной прогулки с надменным выражением лица, неспешно и подволакивая — вот тебе Летний сад. Хочешь детского или околоспортивного буйства — Елагин остров к твоим услугам. Для шашлыков по-пролетарски сгодится "дикая" часть Екатерингофа, та, что возле реки — там и блюстители благоразумно смотрят на распитие сквозь пальцы — лишь бы не бузили. А для семейных шашлыков подойдёт Удельный или Сосновка — если соблюдать элементарную ТБ и элементарные же приличия, то никому и в голову не придёт тебя прогонять. И всё это в шаговой доступности от метро, всё ближе, чем часами пробираться через пробки или трястись в электричке.

И это не говоря уже о массе скверов, сквериков и скверюшечек, щедро рассыпанных по городу, и вполне подходящих для выгула подрастающего поколения на детскую площадку, фонтан или пруд. Или для чопорного променада по шуршащим гранитной крошкой дорожкам. Или для сонного релакса с книжкой (для виду) — усевшись в блаженном ничегонеделании на лавочке, и щурясь на тусклое, но злое северное солнышко — если его на эти выходные завезли, конечно. То есть уж чего-чего, а отдохнуть от каменных джунглей и от суеты и шума петербуржцам явно есть где. Но куда там! — при малейшей возможности сбежать из любимого города петербуржец именно так и поступает — демонстрируя при этом сверкающие пятки в самозабвенном упоении собственной продвинутостью.

Что уж тут говорить о массовых мероприятиях. Несомненно, комментаторы правы — за редким исключением все эти уличные акции и народные гуляния самим горожанам интересны не слишком, они их и воспринимают как что-то такое из параллельного мира, к ним самим отношения не имеющее — то есть досадное и раздражающее, но неизбежное нарушение столь милой сердцу петербуржца, и столь недостижимой сонной музейной чинности. С универсальным и на все случаи жизни "это для туристов". Характерный диалог понаехавшего Лобова с укоренившимися: "Куда-то собрались?" — "Ну, да, типа День города" — тишина — "Вашего города" — тишина — "Санкт-Петербурга" — файлы наконец сошлись: "А, надо же! Молодцы, молодцы, это дело хорошее. А мы — на грядки…"

То есть всю эту суету петербуржец готов терпеть — "ради туристов" — но именно что только терпеть. Так бы он предпочёл тишину Галерной или дневного Васьки распостранить на весь любимый город, чтобы музей и благолепие были повсюду и навсегда, и чтобы все шёпотом и в бахилах, мелкими группами и с экскурсоводами. А дабы не видеть, как все эти толпы своей неупорядоченной суетой и шумом порочат и профанируют Святое — прочь, прочь из каменных джунглей, прочь из городской суеты — все на прополку цветочков и на прочее обустройство любимых соток!

Но вот — провинциализм ли это? Или же — гипертрофированный консерватизм? Или гипертрофированный консерватизм это тоже всего лишь проявление провинциализма? Повальная дачная эмиграция явление несомненно одного порядка с "не дадим построить", просто в ином выражении. Однако — что это? Это Город сам так себя защищает, посредством горожан? Это сознательная политика по градоустройству в конкретных условиях? Или же это случайная флуктуация, возникшая как противодействие большевицкому "всё-разрушим-перестроим", сконцентрированная в самом центре Хранимого и Оберегаемого, в Сердце России, в том, что было необходимо отстоять хотя бы здесь и сейчас, и что со временем проросло в самую глубь городского Мифа и городского архетипического бессознательного, и стало обязательной частью питерского характера?

Вот например мнение, которое несомненно возмутит любого свидом…, простите, сознательного петербуржца:

"Провинциальность Петербурга особенно видна в его "охранительстве". Считается делом правым "защищать исторический облик Петербурга". В идеале тот, что оставил Петр Великий, но поскольку этого немного (при Петре Петербург выглядел полевой ставкой, с построенной рядом виллой главного олигарха), то сойдет все что угодно, лишь бы было старое. Хорошо ли это старое, дурно ли, противоречит ли это старое более старому или нет — об этом задумываться считается неприличным.

Абсурд происходящего в том, что именно Петр (и многие его последователи) город строили ультрасовременным, открытым всему новому и во многом экспериментальным. С обкаткой новых идей, иногда довольно безумных, вроде каналов на Ваське. В духе Петра было как раз отказываться от всего ветхого, устаревшего, неудобного. Он и из Москвы за этим уехал, и в Петербурге вел себя так же («Березу срубить, крепость строить»). Таким образом "охранители" делают то, что в филологии и юриспруденции называется "цепляются за букву текста / закона, уничтожая его дух". Если бы Петр увидел, как его точка цивилизационного прорыва превращается в музей "руками не трогать!", то, клянусь, не одну бы трость изломал о головы своих "защитников".

В свое время высотку Газпрома зарубили за то, что она-де ломала облик центра города: макушка ее была, дескать, видна с набережных и искажает исторический вид. То, что с набережных в полный рост видна, простите за матерную брань, гостиница "Ленинград", и что исторический вид напротив Зимнего с правой стороны (от крепости и до самого Финбана) не то что искажать — взрывать надо, — никого почему-то не беспокоило. Попытку сделать город снова великим затоптали в угоду коллективной бабушке-смотрительнице музея.

Петербург и Москва 19 века поменялись местами. Теперь Петербург чтит историю, а Москва ее творит. Благими намерениями выстлана дорога к музейной пыли."
С подобным прогрессорством можно спорить до хрипоты, и тем не менее наблюдения очень верные. А с другой стороны — ну и что, что верные? Я вот пожалуй буду именно что в рядах спорщиков — мне Петербург мил как раз таким как он есть, без башен Газпрома, и — даже — с гостиницей «Ленинград». Столь милая душе и столь любезная сердцу сонная берлога, категорически не приемлющая перемен. Быть может потому, что я и сам природный провинциал, и в своё время даже возможность переезда из Донецка в Киев отверг с негодованием — мол, что там делать, в этом столичном муравейнике, мы уж как-нибудь здесь, в тишине и покое. И видимо именно возможность жить в мегаполисе, оставаясь при этом провинциалом, столь притягательна в Русской Столице — в той же Москве это ведь в принципе немыслимо.

Да что там Москва! — даже условный Новосибирск, и тот ломает приезжего куда круче и жёстче. А Питер — нет, не ломает. Питер позволяет оставаться самим собой. Или — выгоняет. Главное — не рыпаться. Хочешь рыпаться? — рыпайся, мил человек, на здоровье, но где-нибудь в другом месте. В той же Москве. Или в Нью-Йорке. Или в Сингапуре. Мир-то большой — места всем хватит. Вот только тут этого всего нам не надо. Остаёшься с нами? Даже «зимовать»? Даже при том, что без многого и многого «перебьёмся»? Ай, молодца — хорошо, что приехал! И ты того, не тупи — при первой же возможности заведи себе дачу. А иначе какой же из тебя к чертям собачьим петербуржец?

[Видео]

источник — loboffloboff 
[0 ссылок 91 комментариев 3833 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

Топ «Живого Журнала»

Опубликовано June 07, 2016 at 09:20PM; мнение администрации сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: Обзор ЖЖ

  • Roboty

    В городе хорошо, но на природе ещё лучше!) Я не знаю ни одного человека, который бы не любил природу, дачу, шашлыки… Я просто в своём загородном доме растворяюсь)

  • Korabli

    А у меня дача ассоциируется только с огородними работами, которые я ненавижу. Не знаю, может это из-за того, что меня с детства родители принуждали делать то, что я ненавижу…

    • Orlinoe Gnezdo

      Странное у вас представление о даче… Не обязательно там только пахать. Можно и отдыхать. А что, дышать пылью в городе лучше?