«#ЖЖ»: На редкость беспомощна статья Каспарова об умершем

На редкость беспомощна статья Каспарова об умершем Корчном. Пересказ чужих воспоминаний, доступных всем в интернете. А ведь матч с Корчным в декабре 1984, срыв которого удалось предотвратить не без участия Виктора Львовича, фактически открыл Кааспарову путь к поединку с Карповым (Смыслов был не в счет). Неоднозначны были и высказывания Корчного о Каспарове. Каспарову было о чем вспомнить, если б захотел.
Такая трусость в оценке Корчного свойственна, конечно, не только Каспарову. Стыдливые упоминания об увлеченности Корчного борьбой читать неловко, даже в изложении тактичного Геннадия (Генны) Сосонко. За победу и самоутверждение Корчной готов был пожертвовать чем угодно и предать что угодно: логику, элементарную порядочность, дружбу, семью. Не просто был готов, а делал это и делал постоянно. Но ведь за такой сволочизм в движении к вершинам спорта мы и любим корифеев: и Корчного, и рано ушедшего боксера Артуро Гатти и другого недавнего покойника – великого Мухаммеда Али. Невозможно читать про порядочность Али: нормальный человек не сел бы с ним на одном поле. Но Али был велик, а нормальный человек – нет.

Говоря о Корчном, надо четко понимать, чем он был велик и чем он важен для нас. Конечно, надо бы вспомнить его рекорды: шахматное долголетие, победы в матчах над тремя экс-чемпионами (Талем, Петросяном и Спасским), трехкратный безуспешный поединок за звание чемпиона (матч с Карповым в Ленинграде отнесем туда же, хотя тогда никто и не знал, что Фишер откажется от борьбы). Вспоминать надо о том, что Корчной в двух циклах борьбы за шахматный трон, в 1976-1981 годы, в самый замшелый период застоя, поставил раком всю советскую систему. О Солженицыне можно было молчать, о Корчном молчать было нельзя. Он свидетельствовал о крахе совка, свидетельствовал как умел. И last but ох как not least, сумел не поддаться соблазнам, облепившим в 90-е всех заслуживших ореол борца с рухнувшим режимом.

Каспаров это несомненно понимает. Вроде и чемпионом был, и доской по башке получил, и ментов зубами грыз, а все ж не Корчной. Поэтому и нормальных воспоминаний о Корчном Каспаров не напишет. Он предпочитает гордиться, что «даже после стольких лет репрессий Россия еще способна производить кого-то столь храброго и честного», как художник-акционист Павленский, который-де жертвовал ради самовыражения своим телом (сам Каспаров побогаче Павленского, у него, кроме тела, был еще и ум).

источник — mike67mike67 
[0 ссылок 57 комментариев 5150 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

Топ «Живого Журнала»

Опубликовано June 08, 2016 at 05:01PM; мнение администрации сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: Обзор ЖЖ