«#ЖЖ»: Реактор (2). Краткий отчет

В субботу и воскресенье у нас в Петербурге прошли два небольших мероприятия, которые могут не иметь какого-то особенного продолжения, а могут и иметь — причем довольно "долгоиграющее". Изложу личные впечатления и выводы (в прошлый раз я писал лишь впечатления, причем по "горячим следам" — сейчас уже все улеглось и можно систематизировать).

В субботу был проведен "реактор" у Переслегиных. По сути — это некоторый аналог обычного "мозгового штурма", но только аналог, не более того. В целом мероприятие было очень бодрым, и было заметно, что технология "знаниевого реактора" у Переслегиных отработана как часы. Во всяком случае, даже того, что "вытащил" Сергей Борисович в качестве сборки, заслуживает внимания, а в совокупности с предложенными им моделями средне- и долгосрочного развития дает весьма богатую пищу.

До реактора я полагал, что будут созданы модели, на основе которых можно будет делать прогнозы и отрабатывать какие-то программы и планы действий. Оказалось, что до моделей еще нужно дожить.

Мы уяснили, чего у нас точно на данный момент нет. Причем не только у нас, проблема носит общий для всей российской политики характер. Так что парадоксальная ситуация: мы в каком-то смысле находимся на одинаковых стартовых позициях и с действующей властью, и с любыми прочими политическими и общественными группами и течениями.

Вывод реактора оказался следующим: в России нет своей собственной онтологии, направленной в будущее. Нет ее и у комитета  25 января (к переименованию я вернусь чуть позже) — так что мы здесь не лучше и не хуже остальных. Государство лишено своей онтологии в силу сознательного отказа от идеологии, политические силы работают в идеологическом поле, направленном в прошлое — кто в социализм, кто в светлое прошлое хрустящих булок и упоительных вечеров, кто вообще в нечто сферически-вакуумное. С направленностью в будущее, при этом с опорой на баланс прошлого, плохо у всех — причем в одинаковой мере.

Поэтому тот, кто сможет предложить относительно сбалансированное видение бытия, отвечающее двум ключевым параметрам — опорой на прошлое и нацелленостью в будущее, тот и сможет предложить стране свою повестку.

В скобках отмечу, что этот вывод перекликается с тем выводом, который я сделал, изучая ИГИЛ — Исламское государство сумело (в отличие от всех остальных радикальных исламистских течений и идеологий) создать такую непротиворечивую картину мира, в которую "вписалось" мгновенно и сразу огромное число мусульман всего мира. Она направлена не в будущее, в чем и состоит критическая проблема ИГИЛ, которая ему в итоге аукнется, но по крайней мере задачу создания своей собственной онтологии они решили — потому и соответствующий результат, который мы наблюдаем.

Собственно, выводы реактора позволяют мне в очередной раз признать, что московский К-25, поддавшись на нахрапистость своего националистического "крыла", совершил ошибку, пойдя на переформатирование себя в обычную националистическую группировку — такое переформатирование вписывается в вывод реактора об отсутствии разделяемой большинством картины мира и бытия, направленной в будущее. Национализм — это не про будущее, это всегда про прошлое. Именно поэтому шансов у него нет и не будет, как бы привлекательно и горячо не убеждали бы нас в обратном. (Однако я забежал вперед)

Второй вывод реактора заключается в полном и поголовном отсутствии стратегии в России — опять же, как у власти, так и у всех иных общественных и политических групп. Есть сюжет — то есть, определенная последовательность событий, совершаемых вне зависимости от действий всех участников этих событий. В рамках этого сюжета и протекает вся российская действительнсть. С фактической точки рения это означает — что бы мы ни делали, мы либо плывем по течению сюжета, либо течение несет нас вне зависимости от нашего желания или усилий. Почему это так — ответ один: ни у кого нет стратегии действий.

Нет стратегии — то есть, ответа на вопросы: "Зачем мы это делаем?", "Во имя чего мы это делаем?", "Почему это делаем именно мы?" Соответственно, либо вообще нет, либо есть, но очень невнятно ответы на вопросы: "Что делаем?" и "Чего хотим?" Отсутствие ключевых ответов полностью размывает понятия акторов стратегии, ее бенефициаров, союзников и противников. Отсутствие стратегии создает проблему для определения ее контекста (ресурсы, угрозы, противоречия, списков того, что мешает ее реализации и того, что помогает). Наконец, отсутствует перечень (в динамике) наших слабых и сильных сторон с точки зрения включения их в список критических ресурсов.

В общем, в совокупности ни у одной силы в России этого нет ничего — разве что фрагментарно и очень несистемно. И это — вторая проблема после отсутствия онтологической картины мира.

Со всем остальным гораздо лучше, однако отсутствие высших смыслов делает любые действия блуждающими, а значит — единственной позитивной политикой, на которую можно надеяться, является политика, ориентированная на чудо. Кстати, это не означает, что чуда быть не может, однако понятно: опираться на столь зыбкий шанс в проведении осмысленных действий — не самое разумное.

Судя по всему, парадокс происходящего в том, что сугубо рационально, с технократических позиций, решить проблему выработки онтологии и создание на ее основе стратегии действий возможно — но для этого нужно полностью исключить любые "измы" и сделать еще один выбор, о котором я писал вчера.

Судя по моделям Переслегина, сюжетная линия, которая тащит нас в будущее, задана жестким внутренним противоречием (без малейших шансов найти баланс) между двумя ключевыми группами и позициями современной России: ориентирующимся на 4 уклад группировкой ОПК (или ВПК, если угодно) и стремящимися в 5 уклад финансистами

(для наглядности я приведу схему самого Переслегина, хотя расшифровывать ее не буду)

IMG_1074

На сегодня сложилось противоречие, у которого нет и не может быть баланса интересов (сегодня такой баланс обеспечивается фигурой президента, фактически являющегося заложником ситуации и неспособного без его разрушения изменить свою позицию — причем вообще неважно, как зовут этого президента, он в данном случае безликая функция). А это в практическом плане означает только одно: единственным возможным позитивным выходом из сложившейся кризисной ситуации становится выбор одной из имеющихся сил с целью ее поддержки и разрушения сложившегося неустойчивого равновесия. При этом нас все равно ожидает катастрофический сценарий в случае любого выбора.

Поддержка ВПК и снос финансовой олигархии приведет нас в сценарий "СССР-2" (а по мнению Переслегина, это вообще будет "СССР-1" в его не самом лучшей копии-клоне), который закончится тем же — стагнацией и новым либеральным реваншем. В случае поддержки и победы финансово-либеральной группировки мы попадаем в сценарий "Византии" — то есть, архивной копии западной цивилизации, которая сегодня переживает этап своего крушения и переформатирования. В итоге мы повторим судьбу Византии-1 — то есть, нас в итоге дезинтегрируют. (Все это я пишу одним абзацем, но на реакторе об этом всем говорилось долго и подробно)

При этом нас все равно ожидают либо внешняя война, либо внутренняя гражданская война (неизвестной сегодня интенсивности).

Однако слом сегодняшнего неустойчивого равновесия произойдет все равно — это сюжет, в котором мы живем, и который отменить невозможно. Мы можем лишь попытаться выбрать какую-то его ветвь и направление.

Позитивный сценарий возможен (на схеме он обозначен как "Третий сценарий"), однако для его реализации и в одном, и в другом случае требуется та самая "дикая карта" (не путать с "черным лебедем"), которую мы тоже добросовестно пытались найти. Но так и не нашли.

Складывая сказанное ранее и сценарии сюжета, можно с очень высокой долей уверенности сказать, что "дикой картой" в сложившейся картине может стать сила, которая создаст новую онтологию и выработает на ее основе стратегию действий. Однако для этого, как я говорил, требуется выбор: кого именно из двух сил поддержит эта сила. Парадокс в том, что разницы вообще никакой — и условные либералы, и не менее условные государстенники в нынешней элите все равно не имеют будущего, однако сносить их обоих одновременно не сможет никто — разве что произойдет какой-то полный Армагеддон, который вообще дезинегрирует все российское пространство.

По моим личным вкусовым предпочтениям, поддерживать либералов гораздо противнее, мерзее и гаже.

Вот, пожалуй, мой личный вывод из прошедшего реактора. Точнее, даже не вывод, а понимание полученных результатов. А вот теперь и возникает вывод.

Созданный "Комитет 25 января" может стать очень хорошей площадкой, которая способна будет попытаться решить три ключевые задачи, вытекающие из понимания результатов реактора.

Первая задача — создание площадки, которая станет организующей силой для выработки (повторюсь — абсолютно рациональной и технократической задачи) онтологии, способной стать основой для будущей государственной идеологии.

Вторая задача — организация на базе такой технической площадки двух базовых рабочих групп (понятно, что по мере возникновения подзадач эти группы будут создавать и свои собственные подгруппы), которые займутся разработкой онтологии и стратегии действий (уточню — не программы, а именно базовой стратегии: это принципиально разные вещи).

Снова в скобках отмечу, что обе задачи выглядят совершенно нетривиальными. Скажем, создать онтологию по типу ИГИЛ, которая направлена в прошлое) — плевое дело. Немножко травоядного национализма, много-много социальной справедливости, слегка православия и "традиционного" ислама в потребных пропорциях плюс много-много популизма — получите и распишитесь. Только у такого описания бытия нет будущего — оно всё в прошлом. Хотя можно сделать из нее лубок и красоту. В том и основная сложность — сделать все красиво, но устремленное в будущее. Очень нетривиально, повторюсь.

Тем не менее, хорошо, что теперь понятно, что делать.

Наконец, третья задача — отработка сценария "переходного периода" — то есть, этапа слома баланса и уничтожения одной из группировок, которые сегодня "висят" друг над другом и, соответственно, над нами, с каждым днем такого "зависания" ухудшающие шансы на хоть какой-то позитивный результат. Нужно понимать, что переходный период внешне будет выглядеть как революция, да и будет ею являться в реальности. А значит — будет обладать огромным потенциалом неустойчивости и соблазном для многих и многих субъектов (внешних и внутренних) вмешаться в данный процесс. В этом и заключается сложность третьей задачи — требуется такой сценарий действий, который проведет нас по краю, в кратчайшие сроки и главное — выведет в относительно устойчивое состояние внутри границ стратегии, которая будет отрабатываться в рамках решения второй задачи.

Если описанное мной выглядит сложным и не во всем понятным, то, к сожалению, пока не могу ничем помочь — расшифровывать сказанное нужно по отдельности и очень подробно. Здесь не совсем тот самый формат — это все-таки ЖЖ.

Могу сказать, что я полагаю, что петербургскому региональному отделению К-25 в инициативном порядке вполне по силам взять на себя решение первой задачи — нужно в самые короткие сроки создавать площадку, схемы конференций и коммуникаций, создавать рамочно рабочие группы для выполнения двух следующих задач и организовывать поиск и приглашение к работе людей со всей страны. Естественно, что обращаться к властям с подобной инициативой совершенно бессмысленно — во-первых, все утонет, во-вторых, предлагать власти отрабатывать сценарии ее переформатирования — это как-то зело нездраво с точки зрения психиатрии.

Собственно, поэтому вопрос — вступаем мы в созданную националистическую ОРНД или гордо отказываемся — в данном случае становится неактуальным. Если господам из националистического крыла К-25 захотелось отчитаться о создании стомиллионной (не по численности, а по порядковому номеру) националистической организации в России — пусть отчитываются. Мы не хотим устраивать нудные расколы и разбирательства — кто более горячо и пламенно любит русский народ. По итогам встречи со Стрелковым мы вроде бы пришли к решению, что до принятия устава организации оба названия — ОРНД и К-25 равнозначны, а потому пока проблемы раскола нет.

На этой неделе мы собираемся в Петербурге по сугубо рабочим вопросам, которые возникли после проведения реактора, и я надеюсь, что сказанное выше будет также обсуждаться и по нему будет принято решение. В общем-то, все уже вполне понятно и прозрачно — нужно просто делать.

Лично я прямо сейчас постараюсь до конца июня-середины июля запустить две технические площадки — интернет-радио и сайт рабочих групп. Завтра буду в Москве, думаю, что сумею в чем-то заинтересовать московских слушателей. В четверг в Петербурге будет Сулакшин — надеюсь, что наше петербурское отделение сможет с ним встретиться и поговорить, тем более, что принципиальных противоречий я лично не наблюдаю.

Конечно, хотелось бы уже начать встречаться и с представителями бизнеса — на всё про всё нужны ресурсы (не только деньги). И уже срочно. Видимо, будем бросать клич и просить помощи у частных лиц (с учетом странной политики ЖЖ я не буду публиковать счета и реквизиты — они есть в моем профиле). Времени до слома баланса, как можно понять из прогнозов Переслегина и упоминавшегося Сулакшина, остается немного. От силы год-полтора-два. Конфликт между властными группировками уже вошел в холодную (а возможно, уже и в теплую) фазу — маркеров предостаточно. Поэтому если мы не хотим повторить украинский сценарий, в котором проиграли все, кроме воров и олигархов, то заниматься проблемой нужно уже сейчас. Время есть, хотя его и мало.

источник — el_muridel_murid 
[9 ссылок 96 комментариев 2765 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

Топ «Живого Журнала»

Опубликовано June 09, 2016 at 06:01PM; мнение администрации сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: Обзор ЖЖ