Пост «По поводу комментариев к посту «Сегодня началась война»»

Собственно, таких комментариев, которые бы требовали ответа, были бы рассчитаны на ответ, нет, но я все же хочу ответить, что-то меня зацепило. Я написала, что первая бомба Великой Отечественной войны разорвалась в 10 минутах ходьбы от нашего дома в Киеве. И последовал комментарий от forest1333:

«Не люблю, когда говорят, что война началась 22 июня 1941 года. Не люблю, когда великую отечественную войну выделяют и отделяют от второй мировой. Это неправильно. Это несправедливо. Такое трактование специально было введено советскими историками, чтобы использовать войну как очередной предлог к возвеличиванию СССР.
На самом деле война началась, когда состоялась аннексия Судетской области Чехословакии. А предпосылки к ней появились еще раньше, когда в Европе зародилась идеология фашизма».

Я сказала о первом дне Великой Отечественной войны, а не Второй Мировой войны, эта дата вроде бы известна и сомнению не подвергается. 22 июня в 4 часа утра немецкие войска в нескольких местах перешли границу СССР и немецкие самолеты начали бомбить наши города. Через полтора часа, в 5 часов 30 минут немецкий посол в Советском Союзе Шулленбург встретился с министром иностранных дел СССР В.М. Молотовым и от имени Германии объявил войну, и предъявил претензии Германии к Советскому Союзу , из-за которых вроде бы война и началась. В тот же день Молотов выступил по радио с известной речью. Это что касается дня начала войны. Что же касается причин войны, то у них нет даты. Вы считаете главной предпосылкой войны зарождение в Европе идеологии фашизма. Я с вами не согласна. Я считаю, что событие, не только предопределившее, но и сделавшее неизбежной Вторую Мировую произошло гораздо раньше. Этим событием я считаю Версальский мирный договор, условия этого договора. Главным автором этого договора был Клемансо. Он настоял, сумел настоять именно на этих условиях договора. Представитель Соединенных Штатов был против. Современники и свидетели этого события рассказывают, что он буквально плакал, стоял на коленях, умолял смягчить условия договора. Он говорил, что нельзя ставить целый народ на грань выживания за преступления его правителей. Да даже если народ и виноват, все равно нельзя этого делать. Но его не послушали. В результате Соединенные Штаты не подписали этот документ, но договор был принят. У Клемансо была личная обида на немцев. И из-за личной обиды, а также по причинам националистическим, и я бы даже сказала шовинистическим, он люто ненавидел немцев, прямо-таки звериной ненавистью. И этой его живой личной ненавистью проникнут договор. Он все придумывал, что бы еще отобрать у Германии, что бы еще отнять. Недостаточно поставить немцев на колени, нужно еще лицом по земле повозить. Ему в его французскую башку как-то не пришло, что большой народ может не согласиться послушно умирать с голоду по его, Клемансо, желанию, может захотеть выжить. Поэтому я считаю, что во Второй Мировой войне виноваты не немцы и Гитлер, а французы и злобный старикашка Клемансо. Он выведен у Маяковского в «Мистерия-Буфф». …
И замечательно, что когда война началась, часть Франции, режим Виши во главе с Петеном воевал на стороне Гитлера. Причем воевала верой и правдой, до самой последней минуты. Роммель уже сдался, а они все продолжали воевать. Другая часть Франции, та, что не заключила союз с Гитлером, просто Гитлеру не сопротивлялась. Легли под немцев без малейшего сопротивления.

Немногие французы, которые хотели сопротивляться, уехали в Англию. Было еще партизанское сопротивление маки, но там были не столько французы, сколько сбежавшие военнопленные, в том числе советские, а так же евреи. Де Голль все таки спас Францию от окончательного национального позора в глазах многих, но не в моих. Я считаю этот позор лежит на современных французах. Да они и сами говорят, что они потомки тех, кто переспал с немцами и получил от этого удовольствие. Действительно получил. Вспомните Коко Шанель и ее немецкого любовника и что она для него сделала. Но каким-то непонятным образом Франции удалось оказаться в числе стран- победительниц. Кейтель, подписывавший Акт капитуляции Германии, увидев представителя Франции, был несказанно удивлен. Воскликнул: «Как?! И эти нас победили?»

День, как вы изящно выражаетесь, аннексии Судетской области никак не может считаться началом Второй мировой войны. Гитлер получил Судетскую область в полном соответствии с Мюнхенским соглашением, заключенным в сентябре 1939 года., которое подписали главы ведущих европейских держав. От Англии его подписал Чемберлен, от Франции Де Ладье.
Историки считают днем начала второй мировой войны, 1 сентября 1939 года, день вторжения Германии в Польшу.

Тогда Англия и Франция, связанные с Польшей до говором о взаимопомощи, объявили войну Германии. Это была так называемая «странная война». Франция объявить войну объявила, но воевать не стала, даже когда Гитлер вторгся на ее территорию. А Сталин в это время был верным союзником Гитлера, разделил с ним восточную Европу.

Я описала эшелон с интернируемыми немцами Поволжья, который ехал на восток рядом с нашим эшелоном, по параллельным рельсам, когда мы эвакуировались, и получила следующий комментарий от einat_ceisar:

“Про советских немцев. Была у моей бабушки подруга Ирина Германовна. Ей и ещё нескольким сотням таких же питерских немцев было велено явиться с небольшим количеством личных вещей. Её, беременную на 7ом месяце, студентку 5го курса мед.института, погрузили в теплушку и отправили в голую казахскую степь. Условия были невыносимыми. В пути она заболела гриппом, чуть не потеряла ребёнка, получила осложнение — потерю слуха. Её русский муж, офицер, отказался и от неё, и от будущего ребёнка. Она выжила только благодаря нескольким еврейским женщинам, которые жили там в землянках коммуной. Они её взяли к себе, помогли. Потом Ирина заведовала лабораторией в карагандинской больнице, растила сына. Он тоже стал врачом.
А я, когда жила у бабушки в Караганде, помню, как мы играли в войну — 20 лет после неё. Там было много немецких семей. Немецким детям отводилась роль фашистов в этой игре. Они должны были для достоверности говорить по-немецки. Дети плакали, убегали, отказывались. Из-за этого возникали драки. Помню, взрослые не понимали, думали, немцев бьют. Я где-то даже чувствовала их негласное, может, не одоброение, но понимание что ли. А драки-то были только из-за отказа немецких детишек играть фашистов…
И вот, что любопытно: евреи и немцы там были очень дружны, консолидированы даже. “

Во время войны Сталин депортировал несколько народов: чеченцев, ингушей, карачаевцев, калмыков, крымских татар и пр. Все эти народы были репрессированы незаконно. Что же касается немцев, то они были интернированы в соответствии с международным законодательством об интернировании представителей наций противника на время военных действий. Можете найти этот закон в интернете. Это интернирование имело место и в Первую мировую войну, а о беременной немке, высланной из Петербурга можно только сказать, что ей неслыханно повезло. Если бы она не была немкой, то ее бы не выслали, и с грудным ребенком в блокаду она бы погибла от голода и холода, это уж несомненно. Только не подумайте, что я не люблю немцев. Я интернационалистка. Мои родители воспитали меня такой и интернационализм — основа моего мировоззрения, и во время войны он не дал сбоя ни разу. Моя ненависть к фашизму никогда не была ненавистью к немецкому народу, ни малейшего национального оттенка у нее не было. И в речи Молотова, о которой я уже упоминала, кроме ее начала и конца, которые все помнят, были еще и такие слова Видите, в связи с началом войны Молотов счел нужным сказать о страданиях: «эта война навязана нам не германским народом, не германскими рабочими, крестьянами, интеллигенцией, страдания которых мы хорошо понимаем, а кликой кровожадных фашистских правителей Германии, поработивших ….. многие народы». Видите, в связи с началом войны Молотов счел возможным сказать о страданиях немецкого народа и выразить ему сочувствие.

Если в моем интернационализме и есть слабое место, то это вовсе не немцы, а современные французы. Я имею в виду не французов 19 — конца 18 века, а французов с периода окончания Первой мировой войны и, пожалуй, до наших дней. За этот период был момент, когда французы вызвали у меня уважение, я имею в виде протестное движение 60-х, молодежное и не только, но этот период продолжался недолго. Что бы объяснить это мое отношение к французам и оправдаться, расскажу о результатах социологического опроса, проводившегося не так давно. Этот опрос проводился во многих европейских странах. Целью опроса было определить трех представителей наций, которые, по мнению нации, оказали наибольшее влияние на страну и может быть остальной мир. Французы назвали Наполеона, де Голля, и Людовика XIV — двух полководцев и одного короля. И это великая Франция, свет которой в конце 18-го — начале 19-го озарял всю землю. Там были Вольтер и Руссо, энциклопедисты, великие писатели, которые были властителями дум, изменили образ мыслей всего человечества. Никого из них французы не назвали. А назвали Наполеона, который уничтожил республику, был узурпатором власти и агрессором. Некий прообраз Гитлера. Немцы, в результате этого опроса, назвали Конрада Аденауэра, Мартина Лютера и Карла Маркса. Если бы они не назвали Конрада Аденауэра это было бы проявлением черной неблагодарности, он вытащил страну в годы, самые тяжелые в ее истории. А кроме него они назвали великого религиозного реформатора, у которого и сейчас есть миллионы последователей, и философа, создателя учения, которое, кажется, сегодня переживает новый подъем. А итальянцы вообще назвали Джузеппе Верди, Микеланджело и Галилея. Тут и комментировать нечего. Всё правильно, не придерёшься. Можно, конечно, спросить, почему Микеланджело Буонарроти, а не Леонардо Да Винчи? Определяли по баллам, и, видно, Леонардо баллов не добрал. Эти двое и при жизни были соперниками, и в 21 веке Микеланджело победил. Результаты этого социологического опроса подтвердили мое нелестное мнение о современных французах. Впрочем, в этом отношении к французам у меня был предшественник и единомышленник — Александр Иванович Герцен. В книге «Былое и думы» он несколько страниц посвятил сравнению французов и итальянцев, счел нужным написать об этом. И сравнение это отнюдь не в пользу французов.

Хочу еще сказать о братании, в которое верила моя мама. Один из читателей правильно объяснил про это в комментарии. Во Второй мировой войне случаев братания не было, а в Первой мировой войне такие случаи были. Но все не так просто. В Станиславе нашими соседями была семья капитана Минина — Володя Минин и его жена Ася. Наши дворы разделял низенький реденький заборчик. Мы были соседями и очень близкими друзьями. Ася была родом из станицы Летняя Ставка. Их станица несколько месяцев была в зоне оккупации. Дом Аси был лучшим в станице, и в нем расположился на постой немецкий генерал. Один солдат из свиты генерала, немолодой человек, сказал Асиным родителям, что он коммунист и естественно антифашист. Не побоялся сказать. Он помогал Асиной семье продуктами и вообще чем мог, а однажды прибежал домой очень веселый и восклицал: «бутилка, бутилка». Потом он, почти не зная русского, ухитрился им все таки объяснить, что их часть оказалась в окружении, которую он называл бутылкой и что Красная армия наступает по всему фронту и он был этому несказанно рад. А станичники узнали о нашем наступлении от него.

источник — tareevatareeva 
[1 ссылок 60 комментариев 3500 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

Топ «Живого Журнала»

Опубликовано July 07, 2016 at 04:21PM; мнение администрации сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Рубрика: Блоги